• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 16/10 65.75 0.2243 EUR EUR 16/10 76.05 0.4507

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Он её бил, она его… убила

    2017-05-25 213 0
    Он её бил, она его… убила

    В течение 11 лет Наталья Краснова из Батурино терпела издевательства и оскорбления. Её сожитель сам вынес себе приговор, вынудив женщину пойти на жестокое преступление, от которого кровь в жилах стынет

    ПУСТИЛ СВОЮ ЖИЗНЬ ПОД ОТКОС

    У Дмитрия Алина было всё для счастливой жизни: любящая жена, ребёнок, квартира в Томске, престижная работа. Дмитрий получил благородную профессию врача и долгое время трудился анестезиологом в одной из городских больниц, спасая чужие человеческие жизни. Вот только своей жизнью не смог распорядиться правильно. Начал злоупотреблять спиртным, стал агрессивным, срывал злость на домочадцах, «поучая» жену кулаками. Та, не выдержав побоев, сбежала от него вместе с ребёнком, а в 1990-м году подала на развод.

    После разрыва с семьёй Алин всё чаще искал смысл жизни на дне бутылки и пристрастился к наркотикам. В двухтысячном году лишился работы. На смену друзьям и коллегам пришли собутыльники, которые после очередного пьяного скандала выбросили Алина из окна четвёртого этажа его же квартиры, а потом уже почти бездыханного пытались добить на земле. Когда мужчину привезли в больницу, врачи не сразу узнали в Дмитрии бывшего коллегу — уж больно он походил на бомжа. Бомжом вскоре и стал, вконец спившись и потеряв жильё.

    После полученных в результате падения травм Алин долго восстанавливался. О поиске работы и речи идти не могло, он даже разговаривал с трудом. Ко всему прочему добавился туберкулёз. В 2002 году мужчина переехал в Батурино.

     

    ПОЖАЛЕЛА И ПРИЮТИЛА

    Местная жительница, пятидесятишестилетняя Наталья Краснова, что-то делала во дворе своего дома, когда мимо проходил Дмитрий. Мужчина остановился, окликнул хозяйку. Разговорились. Женщина пожаловалась, что живёт одна, дочь уже взрослая, а без мужчины по хозяйству управляться сложно. Алин сразу приглянулся Наталье: высокий, симпатичный, общительный. Так и остался в её доме. Краснова настояла на том, чтобы новоиспечённый возлюбленный прошёл в спецдиспансере лечение от туберкулёза, а когда тот вернулся, с помощью родственницы устроила его фельдшером в местное медучреждение. Работал мужчина сутки через трое, в выходные помогал по дому. Выпивал, но в меру. Подруга не возражала, да и компанию ему составляла.

    Первые четыре года они жили неплохо, Наталья даже прописала сожителя в своём доме, доставшемся ей от родителей. А потом он снова стал злоупотреблять спиртным. Сначала «не просыхал» в выходные, приходя на смену с жуткого похмелья, а потом и на работе стал прикладываться к бутылке. Дмитрия несколько раз увольняли, но потом снова принимали, потому что ставку некем было закрыть. Незадолго до последнего увольнения он купил телевизор в кредит, который вскоре нечем стало выплачивать. Безденежье приводило Алина в ярость: между ним и Натальей всё чаще разгорались скандалы и драки.

     

    БИТАЯ ОБИДЧИКА ПРОЩАЛА

    Для Алина не нужно было повода поднять на женщину руку. Причём просто бить ему было неинтересно. Изувер придумывал унизительные пытки: таскал её за волосы, бил головой о стену, царапал иголкой руки, выворачивал пальцы, оттаптывал ноги каблуками, ломал рёбра, душил, насильно заливал спиртное в рот. Постепенно Наталья пристрастилась к алкоголю, спиваясь вместе с сожителем.

    В страхе быть в очередной раз избитой женщина часто убегала из дома к родным и знакомым, не возвращаясь по нескольку дней, ночевала на холодной веранде. Когда Краснова легла в больницу на плановое обследование, Алин принялся распродавать из дома вещи, чтобы выручить деньги на выпивку. Протрезвев, начинал вымаливать прощение. Пара воссоединялась, но мира в доме не было. Через какое-то время всё повторялось: кровь, синяки, угрозы. «Пикнешь, дом сожгу, а тебя закопаю в конце огорода!» — слышала Наталья каждый раз, когда грозила разрывом. Дмитрий и сам несколько раз уходил от Красновой, но она его возвращала. Продолжала страдать и прощать своего мучителя.

    Близкие Натальи, в том числе её братья и взрослая дочь, знали об истязаниях. Первое время защищали её, предлагали переехать, но женщина их словно не слышала, говоря, что не хочет бросать родительский дом. Позже родственники перестали вмешиваться в эти очень «странные» отношения.

     

    ТЕРПЕНИЕ ЛОПНУЛО

    Сжимая сигарету дрожащими пальцами, Наталья со страхом ждала возвращения сожителя-тирана. Алин, рано утром ушедший из дома, появился на пороге, еле держась на ногах. «Куришь? Ну, кури, кури», — угрожающе прошипел он и, схватив Краснову за волосы, несколько раз ударил головой о печку. Затем спокойно прошёл в комнату и лёг на диван. «Опять будет бить», — подумала она и, пытаясь отвлечься, принялась за уборку. В этот день она запланировала побелить в доме. Вынесла на улицу кое-какие вещи, принялась сворачивать лежавшие под навесом палас и ковровые дорожки. И тут на глаза попался топор. Руки сами потянулись к нему. Она вошла в дом. Алин по-прежнему лежал на диване, отвернувшись лицом к стене. Наталья замахнулась и ударила своего мучителя лезвием топора по голове. Потом замахнулась во второй, в третий.., в шестой раз, чтоб уж наверняка. Поняв, что совершила страшное преступление, унесла топор в баню, выпила чекушку водки и легла спать в соседней комнате.

     

    СТРАШНЕЕ НЕ ПРИДУМАЕШЬ

    На следующий день, протрезвев, стала думать, как избавиться от тела. Вспомнила про старый погреб, который в последние годы служил ямой для мусора. В нём имелось дополнительное небольшое углубление, куда можно было спрятать убитого, да только всё тело туда не помещалось. Краснова снова взялась за топор, отрубила «мешавшие» ноги, ножом срезала выпуклые части тела. Завернув труп в пододеяльник и надев на голову пакет, сбросила тело и отделённые от него ноги в мусорную яму, присыпав всё это сверху хлоркой, чтобы перебить трупный запах. Закрыла яму крышкой, вернулась в дом и сварила отрезанные части плоти. Как позже объяснила на суде, чтобы «мясо не испортилось» до тех пор, пока не появится возможность закопать куски в землю (на дворе ещё стоял апрель). Орудия преступления вымыла вместе с грязной посудой в раковине, а окровавленное постельное бельё и документы Алина сожгла в печи, на которой в кастрюле варились его останки.

    Всю последующую неделю убийца как ни в чём не бывало наведывалась в гости к родственникам и знакомым. А когда те интересовались, куда исчез Дмитрий, отвечала, что «куда-то уехал». Призналась в убийстве только дочери да золовке, которая и сообщила о преступлении участковому.

     

    АФФЕКТА НЕ БЫЛО

    Краснова прошла комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу, заключение которой было однозначным: «подсудимая в момент совершения преступления в состоянии физиологического аффекта не находилась», а это значит, что убивала своего сожителя намеренно, желая его смерти. Суд квалифицировал действия женщины по ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство»). С учётом возраста Красновой и состояния её здоровья, наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств суд назначил женщине наказание в виде восьми лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

     

    (Статья подготовлена с использованием материалов Асиновского городского суда. Имена героев изменены).

    Елена СОНИНА.

     

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма