• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 14/10 64.22 0 EUR EUR 14/10 70.73 0

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Рядом с болью нельзя быть равнодушным

    2019-03-16 254 0
    Рядом с болью нельзя быть равнодушным

    В отделении сестринского ухода Зырянской больницы пациенты проходят реабилитацию после операций, получают квалифицированное медобслуживание, а ещё — человеческое тепло и заботу медперсонала

    В КОЛЛЕКТИВЕ — ТОЛЬКО ЖЕНЩИНЫ

    В отделение сестринского ухода Зырянской больницы я шла в сопровождении главной медсестры Натальи Егоровны Егоровой. По пути она рассказала:

    — Отделение открылось в помещении бывшего роддома в 2016 году. Сюда поступают тяжелобольные, нуждающиеся в уходе и реабилитации. Оно оказалось очень востребованным: из имеющихся 15 койко-мест практически никогда нет свободных. Одних выписываем, других принимаем. В этом отделении пациенты находятся 21 день. Им предоставляются уход, необходимые процедуры, питание. Многие из наших подопечных — зырянцы, но есть жители Тегульдетского, Первомайского, Асиновского районов. Большинство — люди преклонного возраста.

    Старшая медсестра отделения Любовь Павловна Власова провела для меня небольшую экскурсию:

    — Здесь у нас кухня, здесь — медицинский пост, тут — кастелянная, далее — палаты с больными, многие из которых нам хорошо знакомы, потому что уже не первый раз здесь. Их доставляют из больниц, а потом опять же туда и забирают. Так и «кочуют» до тех пор, пока не оформят в дом-интернат.

    В коллективе сестринского отделения 14 женщин. Все работают здесь со дня открытия. Кроме шести медицинских сестёр: Нины Кадыровой, Елены Мальковой, Жанны Каштановой, Любови Арышевой, Антонины Сидоровой и Любови Власовой, — ещё пять младших медсестёр, которые прошли специальное обучение в медицинском колледже именно по уходу за больными, а также санитарка, уборщица, кастелянша.

    — Коллектив очень дружный и довольно молодой, — рассказывает Любовь Павловна. — Работать нелегко, ведь мы постоянно видим страдания людей, терпим их капризы, своенравие, ведь не зря говорят: «Старый, что малый». Всё как в большой семье, где все разные, но приходится уживаться вместе.

     

    ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ — РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

    В отделении царила тишина. В небольших комнатах находятся по двое — четверо человек, но каждый, видимо, больше живёт своими мыслями, чем общением.

    — Благополучные люди к нам поступают редко, — рассказала Любовь Власова. — В основном — одинокие старики и люди с несложившимися судьбами. Таких, кто может полностью самостоятельно себя обслужить, практически нет. У каждого свой характер, свои привычки, к каждому необходим индивидуальный подход.

    В день моего визита в отделении находились престарелые женщины и мужчины предпенсионного возраста. Здешние бабушки представляют практически одно поколение, пережившее сталинские репрессии, войну, разруху и голод, потерю близких. В их воспоминаниях о прошлом мало радости. Восьмидесятидвухлетняя Мария Артёмовна Дрень находится тут вторую неделю.

    — Попала сюда из терапевтического отделения. Долечиваюсь… Уколы вовремя ставят, таблетки дают, чтоб не забыла выпить, — рассказывает она. — За мной дома ухаживать некому. Сорок лет отработала в Тегульдетском леспромхозе. Всё было: семья, работа. Теперь живу одна, родных у меня никого нет. Один сынок умер в двадцать пять лет, другой погиб в армии, девятнадцать ему было, — всплакнула бабушка. — Мужа тоже давно нет. Никого нет на белом свете. А здесь хорошо, чисто. Девочки прекрасные работают, всегда поговорят, помогут. Не хочу умирать. Поживу ещё…

    В соседнюю палату только доставили очередную пациентку. Анна Елисеевна Лиманова из Берлинки гостит здесь уже в третий раз.

    — Мне вот уже помирать пора, а я никак не соберусь, — пошутила она. — Живу со снохой Галей, она мне как дочка. Так вот беда: её в больницу положили, а меня куда девать? Вот она и попросила, чтоб я тут рядышком с ней была.

    — Неужели, кроме снохи, никого нет? — поинтересовалась я.

    — Есть, — ответила девяностолетняя бабушка. — Один сын — в Асине, другой — в Берлинке. Они меня навещают, но я к ним не хочу. Мне с Галей лучше.

    Её соседка по палате — из Асина. Пообщаться с женщиной не удалось. Как пояснили медсёстры, она порой даже имени своего вспомнить не может. В этот день её выписывали. Куда?

    — Поедет обратно в больницу, там полежит, потом, может, опять к нам вернётся, если не оформят в дом-интернат, — пояснила Любовь Павловна.

     

    ДОМ ДЛЯ ТЕХ, У КОГО «НЕ СЛОЖИЛОСЬ»

    Отдельная категория больных — это те, кто распорядился своей жизнью, не думая о последствиях. В одной из палат увидела мужчину, внимательно слушавшего новости по телевизору.

    — Это наш доктор Агапкин, — пошутила медсестра Ирина Николаевна Арефьева.

    Мужчина и впрямь оказался Агапкиным, только не доктором. Пятидесятисемилетний Виктор Иванович попал сюда месяц назад на реабилитацию из хирургии, где проходил лечение.

    — Обморозил ноги сильно, вот и за-гремел в больницу. Домой уже охота, хотя меня там никто не ждёт, — рассказывает он. — С женой больше двадцати лет не живём. Дочка в Томске. Сам во всём виноват.

    Рядом на соседней кровати сидел мужчина с забинтованными ногами. Ступней у него нет, поэтому передвигаться может только с посторонней помощью. Александру Григорьевичу Мелкозёрову из Асина пятьдесят восемь лет. История практически та же, что и у соседа.

    — Пьяный был, вот и отморозил ноги. Попал в больницу в январе, сейчас вот тут время коротаю, — вздохнул он. — Дома тоже никого. С женой развёлся, дочка умерла. Один я на этом свете.

    Я спросила, как он дальше жить собирается.

    — В дом инвалидов буду проситься, хотя тут уже как дома. Девчонки все хорошие, кормят хорошо.

    А вот Сергею Глазырину, единственному молодому пациенту,  всего тридцать один, а он уже инвалид второй группы. Во время нашего разговора пришёл в палату на костылях. Здесь второй раз. Год назад ему ампутировали ногу, сейчас рана воспалилась и загноилась. Отлежал опять в хирургии и снова попал в отделение сестринского ухода. Живёт молодой мужчина в Чердатах с отцом, но тот его не навещает.

    — Никого не хочу видеть. Никто ко мне не приезжает и не надо.

    — Неужели не хочется всё изменить, ведь молодой ещё! — удивляюсь я.

    — А зачем? — прозвучало в ответ. — Мне всё без разницы.

    Покидала я отделение сестринского ухода с тяжёлым сердцем.

    — Вообще люди у нас разные бывают, не всегда одинокие старики или асоциальные личности, — поделилась напоследок Наталья Егоровна Егорова. — Бывает, видим, как трепетно относятся близкие к тяжелобольным и пожилым людям, как заботливо за ними ухаживают. В отделение определяют, чтобы те получили необходимые реабилитационные процедуры, а родственники немного передохнули, ведь это тяжёлый труд — уход за больным человеком. Но в целом, конечно, картина преимущественно та, которую вы увидели сегодня. И это очень хорошо, что есть в нашей больнице такое отделение, где могут найти временный приют люди с тяжёлыми судьбами. Здесь обо всех заботятся одинаково, потому что среди сотрудников отделения нет равнодушных к чужой боли...

    Валентина СУББОТИНА.

     

    На фото:

    Старшая медсестра Любовь Павловна Власова принимает вновь прибывшую пациентку А.Е.Лиманову.

     

    Санитарка С.Н.Лифанова и младшая медсестра И.Н.Арефьева ухаживают за  больной.

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма