• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 23/11 75.76 -0.252 EUR EUR 23/11 89.93 -0.3296

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Нажмудиновское наследие — на каждой улице

    2020-11-20 23 0
    Нажмудиновское наследие — на каждой улице

    На протяжении 34 лет бригада заслуженного строителя РСФСР кавалера ордена Ленина М.Ч.Нажмудинова возводила в нашем городе многоквартирники, промышленные, культурные и социальные объекты

    В советские времена районная газета «Причулымская правда», приходившая в каждый дом, о строителях писала очень часто. Статьи и заметки были полны энтузиазма и рапортовали о сдаче объектов с опережением сроков, о победах в социалистическом соревновании, о передовых рабочих. В 60-е — 80-е годы на страницах районки регулярно упоминалась комплексная бригада заслуженного строителя кавалера ордена Ленина Магомеда Чехаевича Нажмудинова из СУ-24, о трудовых достижениях которой тогда знали все асиновцы.

     

    НЕ БЫЛО ДЕТСТВА

    Сложное имя Нажмудинова для русской речи было непривычно, поэтому одни его звали по-свойски Чехаевичем, другие — на русский манер Михаилом. По этой причине и в многочисленных почётных грамотах его фамилию, имя и отчество часто писали неправильно. Что говорить, если даже на родине аварца была допущена ошибка в документах о его рождении: Гехаевич стал Чехаевичем. Об этом я узнала от его дочерей: старшей Зуфры, чьё имя тоже постоянно коверкали, и младшей Людмилы, которая, кстати, живёт в родительском доме на улице Ивана Буева. Из пятерых детей Нажмудиновых сейчас здравствуют четверо: кроме двух дочерей, сыновья Иса и Тахир.

    По словам женщины, их отец не видел счастливого детства. Родился он 15 июня 1931 года в небольшом дагестанском селе Эчеда. Когда Магомеду было три года, а его брату и того меньше, умерла мама. А через четыре года не стало отца. Братьев приютили родственники.

    — В тот год, когда папа с братом осиротели, был собран небывалый урожай кукурузы, поэтому родственникам первое время было несложно кормить два лишних рта, — вспоминает слова отца Зуфра. — Но запасов хватило только на полгода. А потом детей выпроводили жить самостоятельно в большом двухэтажном родительском особняке. Папа и Иса, чтобы раздобыть пропитание, собирали в горах мушмулу и обменивали её на лепёшки и сыр. Так и жили. Летом родной дядя, который был председателем колхоза, пристраивал мальчишек пасти баранов. Учиться не было возможности, поэтому у папы было всего пять классов образования. Когда ему исполнилось 16 лет, его назначили бригадиром, потому что работать было некому: после войны мужчин в селе осталось мало.

    Вскоре Магомед похоронил последнего близкого человека — брата, который утонул в горной реке. А в 17 лет ему пришлось спешно покинуть родину.

    — Произошёл такой случай. Женщина, трудившаяся в его бригаде, собрала на поле остатки колосков и унесла домой. Она одна растила десятерых детей, и их нечем было кормить. Кто-то из односельчан донёс об этом в КГБ, — раскрывает семейные тайны старшая дочь. — Магомеда вызвали на допрос, где продержали три дня, но он не назвал имени этой женщины. Осиротевший когда-то сам, он не желал такой же участи её детям.

    Чтобы избежать преследования, родственники отправили парня в Махачкалу, где, по моим предположениям, он получил профессию каменщика. Оттуда и был призван в армию в 1951 году. Службу проходил в Алтайском крае.

     

    МАГОМЕД И МАКРИДА

    За три армейских года Нажмудинов служил кавалеристом, старшим пулемётчиком-наводчиком, потом стрелком. В Бийске солдат во время очередного увольнения и встретил будущую супругу Макриду. Вот как поэтично их встреча в театре была описана в областной газете «Красное знамя» от 7 января 1973 года: «Он уже больше не смотрел на сцену. В антракте ему приглянулась девушка, о чём-то весело говорившая с подругами. Раз прошёл мимо, другой. Подойти постеснялся, а теперь вот глаза невольно ищут её… Он хотел сказать ей, что аварец умеет любить крепко и, если уж это с ним случится, то навсегда. Но ничего этого не сказал. А когда насмелился подойти к девушке, то лишь тихо назвал своё имя. Долго пришлось ждать Магомеду, чтобы растаял в этих глазах холодок недоверия. Зато потом счастливее этой пары, кажется, не было на всём Алтае».

    После демобилизации Магомед решил остаться в Бийске и устроился работать шофёром. В 1956-м сыграли с Макридой свадьбу. Это было время строительного бума по всей стране. Профессия каменщика, которую Магомед успел получить до армии (так записано в его военном билете), пришлась очень кстати и сыграла в его дальнейшей судьбе важную роль. Завербовавшись на стройки Сибири в 1957 году и получив 200 рублей подъёмных, молодожёны отправились в Асино. Путь строителя Магомед Чехаевич начал с рабочих специальностей — плотника и каменщика. Трудился на совесть, с полной отдачей, поэтому в 1964 году был назначен бригадиром комплексной бригады.

     

    БРИГАДУ СТАВИЛИ В ПРИМЕР

    Расцвет карьеры Нажмудинова пришёлся на период активного строительства в Асиновском районе. Магомед Чехаевич работал в две смены практически без выходных. Будучи бригадиром, вкалывал наравне с подчинёнными. При его активном участии в районе было построено немало объектов самого разного назначения. Среди них, например, комбинат производственных предприятий, арболитовый завод, контора УМСа, несколько детских садов, цех ДВП-1, клуб ЛПК, торговый центр в ТРЗ, поликлиника, многоквартирные дома и другое.

    «Бригада строит только с хорошим качеством. Не зря ей присвоено звание «Бригада коммунистического труда», а сам бригадир награждён значком «Отличник социалистического соревнования РСФСР», — писала газета «Причулымская правда» 25 октября 1966 года. Над зданием СУ-24 висел плакат с призывом брать пример с бригады Нажмудинова. Её опыт перенимали строители предприятий Асина, Колпашева, Томска. В бригаде почти все владели смежными профессиями, поэтому её отправляли на самые ответственные участки, иногда разбрасывали по разным объектам. Магомед успевал везде. «Там покажет, как лучше положить плитку, чтобы не было перекоса, там замерит отвесом, правильно ли идёт кладка. Никогда не шумит напрасно. Объясняет толково, по-деловому, не прощает неряшливости. Качество! Вот чего он требует беспрекословно. Заметит брак — непременно заставит переделать, причём не в рабочее время», — так показал работу Нажмудинова корреспондент газеты «Красное знамя».

    Ветеранам-строителям Татьяне Владимировне Кулиевой и Валентине Ивановне Стреколовской, в прошлом бригадирам отделочных бригад, не раз довелось работать с Нажмудиновым на одних объектах. Обе вспоминают, что Нажмудинова уважали, к нему прислушивались.

    — Он, конечно, был трудяга, — говорят пенсионерки. — Все, кто с ним когда-то работал бок о бок, помнят его как руководителя строгого, но справедливого. Закрывая наряд, себе никогда не ставил пятый разряд, хотя был мастер высшего класса. Четвёртый, как и всем остальным. Никогда не кричал на подчинённых. Хватало только одного «чехаевского взгляда», острого и пронзительного — сразу было понятно, что второй раз он повторять не будет. Не допускал пьянок и прогулов, о чём сразу предупреждал каждое молодое пополнение.

    — Резковатый был, но обязательный. Если надо было выйти на работу в выходной, крепким словцом меня помянет, но выйдет, — вспоминает Юрий Борисович Домнич, который в СУ-24 прошёл путь от водителя до руководителя. — Был строг со своими работягами, но и в обиду никого из них не давал. А в подчинении у него было до 30 человек. Помню эпизод один. В Новониколаевке нужно было кормовые цеха срочно сделать, время поджимало, уже морозы пришли. Поспорили мы с одним членом горкома партии на ящик водки: тот сказал, что Нажмудинов справится за десять дней, а я утверждал, что уложится в неделю. Я выиграл. Магомед Чехаевич часто сдавал объекты раньше сроков, например, хлебозавод — аж на полгода!

    Сегодня можно с уверенностью утверждать, что в 1966 году бригадир СУ-24 М.Ч.Нажмудинов был награждён орденом Ленина: в муниципальном архиве сохранилась копия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября того года. А вот дату присвоения
    почётного звания точно установить не удалось. Впервые об этом упоминается в заметке журналиста П.Сухачёва «Заслуженный строитель» от 5 января 1982 года. В газетных публикациях называются и другие награды, но все они потеряны.

    М.Ч.Нажмудинов отдал строительному управлению 34 года. Незадолго до выхода на пенсию стал задумываться над тем, кто займёт его место. Преемника видел только в молодом и очень способном каменщике Павле Кравцове, который пришёл в бригаду осенью 1983 года в возрасте 19 лет.

    — Нажмудинов, конечно, был и человеком достойным, и бригадиром хорошим, и организатором отличным. Разность менталитетов, правда, иногда сказывалась: не каждый понимал его чувство юмора, а пошутить он любил, несмотря на свою строгость, — делится Павел Александрович. — Мы с ним сразу нашли общий язык. Мне нравилась моя работа, я сам стремился совершенствоваться, учиться, узнавать новое. Сразу после выхода на пенсию Магомеда Чехаевича меня назначили на его место.

     

    ОН УСТАЛ И УШЁЛ

    Последним объектом Нажмудинова стала трёхэтажка на улице Ивана Буева. 15 июня 1991 года, в свой 60-й день рождения, Магомед Чехаевич вышел на пенсию. Его дочери говорят, он ждал этого заслуженного тяжёлым физическим трудом отдыха.

    — Я помню натруженные руки и незаживающие на них раны, потому что отец работал без верхонок, — рассказывает Людмила. — Всего единственный раз позволил себе съездить по путёвке на отдых в Абхазию в начале восьмидесятых годов. Всё работал и работал, соблюдая планы и сроки. Возвращался поздно совсем обессиленный. А дома — нас орава, скотины полный двор. Сам строитель, а собственный дом смог построить только в 1968 году, когда у него уже было четверо детей. До этого ютились либо в ветхом, либо в тесном жилье, выделявшемся предприятием: отец никогда ничего от начальства для себя не требовал.

    Дочери вспоминают, что отцом Магомед Чехаевич был строгим, но заботливым. Из-за нехватки времени он редко мог уделять детям внимание, зато полностью отдавался воспитанию внуков. Их у него 14! Пра-внучку дождался, которую называл не иначе как принцесса.

    Супруги Нажмудиновы не дожили два года до золотой свадьбы. Первой ушла Макрида Селивёрстовна 1 мая 2004 года. Магомед тогда сильно тосковал. Мог часами безмолвно сидеть в одиночестве, уставившись в одну точку, или горько плакал и молился. Его не стало спустя семь месяцев, 19 декабря, на 73-м году жизни. Оба похоронены в Асине.

    Спустя много лет Людмила познакомилась с пожилым мужчиной на празднике у друзей. Он сразу узнал в черноглазой женщине нажмудиновские черты и принялся целовать ей руки.

    — Мне стало так неловко в тот момент, — со слезами вспоминает младшая из Нажмудиновых. — А он так много тёплых слов сказал о папе, с которым долго вместе работал! Вот как его уважали.

    Елена СОНИНА

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма