• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 11/12 59.28 0 EUR EUR 11/12 69.64 0

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Я помню чудное мгновенье: передо мной явился... Пушкин

    2014-02-13 1023 0
    Я помню чудное мгновенье: передо мной явился... Пушкин

    «Мороз и солнце: день чудесный! Ещё ты дремлешь, друг прелестный...», а мы уж с Александром Сергеевичем, тем самым, Пушкиным, «чуть свет уж на ногах»: прогуливаемся в минус 25 по городской аллее и читаем стихи. Гений любовной лирики (его роль по нашей просьбе исполнил воспитанник театрального отделения ДШИ Максим Фролов) воспламеняет сердца встречающихся людей своим творчеством и любезно интересуется, не заросла ли к нему народная тропа, то есть, проще говоря, помнят ли современники его произведения о любви. Их у Александра Сергеевича немало. Что ни говори, а склонность к любовным интригам, пылкость и страстность поэта нашли широкое отражение в его творчестве. В самый раз вспомнить о нём накануне Дня всех влюблённых вместе с асиновцами.

    «Любви все возрасты покорны», поэтому вместе с Пушкиным шествуем навстречу двум пожилым дамам, явно спешащим в Пенсионный фонд. Современные Арины Родионовны при виде нарисованных бакенбардов моего спутника растерялись, и даже его озорная реплика: «Что же ты, моя старушка, приумолкла у окна?» их не остановила. Женщины, насупив брови, предпочли молча скрыться за поворотом.

    Ещё одна неудачная попытка. За ней ещё одна. Прохожие вспомнить с ходу никакого пушкинского произведения не могут, лишь одна из женщин процитировала отрывок письма Татьяны из поэмы «Евгений Онегин»: «Я к вам пишу — чего же боле, что я могу ещё сказать...» Презрением мы никого не наказываем, но вижу, что изрядно околевший Пушкин вот-вот готов воскликнуть: «Выпьем с горя, где же кружка? Сердцу будет веселей». Успокаиваю поэта его же стихами: «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье. Не пропадёт ваш скорбный труд и дум высокое стремленье...» и приглашаю погреться в карету, тьфу, в машину.

    Отогревшись немного, вновь спешим навстречу прохожим. И вот оно, вознагражденье! Из уст Евгении Тарасюк звучит красиво, с выражением: «Я вас любил, любовь ещё, быть может, в моей душе угасла не совсем...» В благодарность Пушкин целует ей ручку и любезно расшаркивается, прощаясь. Ещё одна краснощёкая девица при встрече с великим поэтом немного тушуется и смущённо опускает глазки. Ещё бы! Пушкин, не дождавшись от неё ни строчки, пылко шепчет сам: «Я вас люблю, хоть я бешусь. Хоть это труд и стыд напрасный. И в этой глупости несчастной у ваших ног я признаюсь!» — и бухается перед ней на одно колено. Наталья (хоть и не Гончарова) сражена наповал и с печальным вздохом признаётся, что ей никто и никогда не читал стихов, даже любимый муж. Посетовав по этому поводу, Александр Сергеевич в назидание всем современным мужчинам переключает своё внимание на сильный пол. Тот, то есть пол, предпочитает поскорей ретироваться, и только тёзка Пушкина, Александр, порывшись в чертогах своей памяти, декламирует из школьной программы: «Я помню чудное мгновенье: передо мной явилась ты. Как мимолётное виденье, как гений чистой красоты». А нам большего и не надо. Бежим (потому как очень холодно) к другим обольстителям женских сердец, которые в большинстве своём о главном любовном оружии — стихах, как это ни печально, забыли. Оттого совсем заскучал мой Пушкин и, сев на лавочку, с тоской прочёл: «Печален я: со мною друга нет, с кем долгую запил бы я разлуку. Кому бы мог пожать от сердца руку и пожелать весёлых много лет». В этот момент мимо проходила молоденькая барышня. В надежде, что его знают, любят, помнят, Александр Сергеевич вновь обратился к незнакомой мамзель с вопросом, знает ли она его стихи. Та, ничуть не растерявшись, вынула из кармана мобильный телефон, вышла в интернет и, забив в поисковике: «Пушкин. Стихи о любви», прочла первые появившиеся на экране электронные буковки: «Пустое вы сердечным ты она, обмолвясь, заменила и все счастливые мечты в душе влюблённой возбудила». Анастасия Сергеевна четырнадцати лет от роду тоже была вознаграждена поцелуем ручки: скорее, не за знание творчества Пушкина, а за находчивость.

    Ещё через пять минут безрезультатного кружения по городской аллее Александр Сергеевич, воскликнув: «Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит...», поспешил на занятия к своему педагогу Владимиру Бахареву, который решил посвятить пару часов великому поэту. Авось кто-то из его воспитанников в своей «валентинке» сердечному другу напишет не скучное «любовь-морковь», а что-то красивое, вечное...

    Русского классика на прогулке сопровождала Екатерина Корзик.

     

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма