• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 24/11 75.76 -0.252 EUR EUR 24/11 89.93 -0.3296

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    В рядах «Бессмертного полка» пройдут потомки ветеранов

    2014-05-12 1429 0
    В рядах «Бессмертного полка» пройдут потомки ветеранов

    Завтра, в 69-ю годовщину Великой Победы, ветераны, отвоевавшие право потомков на свободную и независимую жизнь в родной стране, но не дожившие до этого дня, вновь встанут в строй. Наши земляки в этом году тоже смогут принять участие во Всероссийской акции «Бессмертный полк», родившейся в Томске в 2012 году. Только по предварительным данным, около двухсот человек, жителей Асино и сёл нашего и других районов, пройдут по главной улице города в победном шествии. В строй встанут целые семьи, по велению сердца решившие таким образом отдать дань уважения своим предкам. В колонне будут и их правнуки, в их числе и те ребята, которых вы видите на этом снимке, — молодые патриоты, выросшие уже в новой России. Накануне великого праздника мы встретились с некоторыми участниками акции, рассказавшими о своих героических родственниках.

    Вера Нестерова:

    «Я никогда не видела своего дядю»
    — Много лет назад, будучи ученицей седьмого класса, я посвятила своё сочинение «Почему мы пишем о войне» погибшему дяде — двадцатидвухлетнему офицеру-танкисту Михаилу Губину. Его семья, проживавшая в посёлке Батурино Асиновского района, проводила парня на фронт осенью сорок первого. Это сочинение, за которое я тогда получила 5/5, до сих пор хранит моя мама-педагог, использовавшая мою детскую работу как учебное пособие. Всё, что я в детстве знала про её старшего брата, рассказала мне она. Под впечатлением этих рассказов я написала: «Я ещё мало знаю о тебе, но придёт время — я узнаю больше и расскажу людям. Обещаю».
    Сейчас читаю эти слова, и слёзы наворачиваются. Посвятив свою жизнь журналистике, сдержать это обещание я так и не сумела. Только сейчас, когда в интернете появились специальные сайты, посвящённые героям Великой Отечественной, мне удалось разыскать дополнительную информацию. Выяснилось, что лейтенант Михаил Фёдорович Губин, воевавший в 29-й танковой бригаде, погиб в районе станции Подберезье Ленинградской области. Был награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».
    В День Победы я встану в ряды «Бессмертного полка», чтобы хоть немного загладить чувство вины перед дядей, которого никогда не видела. На штендере, который я понесу, будет ещё два портрета: моего деда Фёдора Григорьевича Губина и отца Аверьяна Афанасьевича Чуракова. Оба они умерли в 1983 году. Об их военной биографии я и вовсе почти ничего не знаю. Дед не любил вспоминать о войне, а отец, призванный в сорок пятом, боевых действий против немецкой армии уже не захватил, а был направлен на восток, где потом началась война с Японией.

    Наталья Тараданова:

    «В нашей родне — пять героев»
    — О всероссийской акции я узнала два года назад. Рада, что Асиновский район теперь тоже принимает в ней участие. В семье моего прадеда по маминой линии Климентия Климентьевича Полонянкина на фронт в годы Великой Отечественной войны были призваны четверо сыновей из пяти: Алексей, Василис, Михей и Клим. Алексей был на фронте с первых дней войны и дошёл до Берлина, был демобилизован в звании капитана. Проживал в селе Подгорном Чаинского района, умер в 1989 году.  
    Василис в некоторых архивных документах фигурирует как Василий. Чтобы попасть на фронт, он добавил себе один год. Призвали его в 1943 году. Мы установили точную дату его гибели — 27 декабря 1943 года. Захоронен в братской могиле в Витебской области. По словам родных, очень хорошо играл на гитаре, любил делать игрушки из дерева. Не вернулся с войны и Михей (в архивных документах встречается имя Моисей). Он пропал без вести в сентябре 1942 года под Сталинградом. Четвёртый брат из семьи Полонянкиных, Климентий, на момент начала войны служил на Дальнем Востоке, и его часть незамедлительно была направлена на фронт. Он участвовал в боях под Смоленском. Во время отступления Климентий с небольшим числом солдат попал в окружение. Был ранен в руку, но всё же сумел выйти к своим. Его отправили в госпиталь, так как началось заражение крови. Руку удалось сохранить, но Климентий навсегда остался инвалидом. Спустя годы медицинское обследование показало, что в руке осталось много осколков. В 1965 году во время очередной операции хирурги извлекли немецкую пулю. В Лагерном саду есть стена памяти, где выгравированы имена четверых братьев Полонянкиных.
    Более полная информация у нас есть на ещё одного родственника — двоюродного дедушку моего мужа Николая Михайловича Казинина, который был призван весной 1943 года, а вернулся домой весной 46-го. Был награждён орденами Отечественной войны 2 степени, Славы 3 степени, Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За отвагу», «За победу над Германией». После войны он с семьёй проживал в селе Андреевка Чаинского района, где работал председателем колхоза. Умер в Томске в 2011 году, там же и похоронен.
    Представлять наших героических предков будет вся наша семья: мы с мужем и двое сыновей. Из Чаинского района ради такого события приехала и свекровь Татьяна Петровна. Она тоже встанет в строй.

    Екатерина Троцкая:

    «Всю войну — в плену»
    — Мои дети, дочь Ирина и сын Антон, будут нести портрет моего папы, своего дедушки Алексея Иосифовича Троцкого. Он ушёл из жизни совсем недавно — три года назад. Перелистывать военные архивы нам не пришлось: о папе неоднократно писали в газетах, также у нас сохранились его воспоминания, записанные мною с его слов специально для одной германской компании, вышедшей на нас по интернету. Она готовит выставку, посвящённую героям Великой Отечественной войны.
    Когда началась война, папе было всего 19 лет. В то время он служил в армии и находился в училище под Курском. Там молодые парни и вступили в свой первый бой. В том же бою папа попал в плен. Два раза пытался бежать, но безуспешно. Освободили только в 1945 году американцы, которые предложили уйти с ними, но папа предпочёл остаться на родине. Конечно, он подвергся большим проверкам. Потом ещё порядка двух лет служил на границе с Австрией. После этого вернулся в деревню Корнеевку, а позже с семьёй переехал в Асино. Наград у папы мало, ведь всю войну был в плену. Есть орден «За отвагу». Знаю, что его сестра тётя Шура тоже воевала, была зенитчицей, а родные братья Михей и Михаил числятся пропавшими без вести.  

    Екатерина Крышелович:

    «Мой дед не рассказывал о войне»
    — Я практически ничего не знаю о фронтовой жизни моего дедушки Константина Михайловича Кузьминова. Он никогда не рассказывал нам об этих годах. За него красноречиво говорили многочисленные шрамы на лице, полученные в сражениях. Всё, что я знаю, — это то, что он родился 16 сентября 1922 года в Саранске Мордовской АССР. Был призван в первые дни войны. Семью создал после войны. В мирные годы работал в Восточных электрических сетях кочегаром. Похоронен в нашем городе. Мы до сих пор храним его награды.

    Марина Воронина:

    «Не вернулись оба деда»
    — Я буду представлять своего дедушку Алексея Ивановича Вдовихина и дедушку своего мужа Фёдора Николаевича Воронина. Они оба были простыми солдатами и не вернулись с той войны.
    О Фёдоре Николаевиче мне рассказала моя свекровь: он жил в Кусково, поэтому призывался из Асиновского райвоенкомата в первые дни войны. В августе 1943 года пропал без вести. Родные так и не получили на него похоронку. У него осталось пятеро сыновей и дочь.
    А вот на моего дедушку по маминой линии приходила похоронка. Она до сих пор хранится у родных. Алексей Иванович тоже призывался из Асино. Погиб в первом же бою в августе
    41-го под Смоленском и захоронен в братской могиле. О нём я знаю совсем немного: бабушка про своего мужа мало рассказывала, и тому была причина. Когда деда провожали, она даже из дома не вышла, потому что накануне они сильно поссорились. Эту историю она помнила до конца своих дней и постоянно нам пересказывала. Замуж больше не вышла: одна поднимала четверых детей, помогала растить нас, внуков. Позднее мы пытались найти место его захоронения, но не получилось. А потом, то ли в конце 70-х годов, то ли в начале 80-х, моей тёте пришло письмо от поисковиков о том, что в одной из братских могил под Смоленском найдены останки Алексея Вдовихина. Она туда ездила.
    Мой папа мне рассказывал про ещё одного моего деда, своего отца. Папе всего пять лет было, когда на его глазах немцы повесили деда за связь с партизанами. Они тогда жили в западной Белоруссии.

    Юлия Егорова:

    «Именем героического дедушки назвала сына»
    — Война унесла жизни многих моих родственников. Человек семь или восемь погибли. В их числе мой дедушка Данил Семёнович Гурьев. Его отправили на фронт на третий день войны. Дедушка был из числа старообрядцев, которых называли раскольниками, совсем непьющий и малограмотный, даже писать не умел, поэтому письма с фронта за него писали сослуживцы. Да и писем тех было совсем немного: осенью 1942 года Данил Семёнович пропал без вести. Мы предполагаем, что это произошло где-то на Украине, потому что в последней весточке сообщалось, что воюет на родине бабушки, а она оттуда. Бабушка Ульяна вспоминала, что в своих письмах он ничего о войне не рассказывал, больше справлялся о здоровье своих детей и просил жену беречь их, ведь семья была большая — семеро детей. Старшей была моя мама. У меня до сих пор хранится фотография 1927 года, на которой запечатлены совсем молодой дедушка и моя мама, ещё маленькая девочка. Таким молодым он и будет на штендере, который я понесу. Думаю, он взглянет на нас сверху и скажет: «Ну помнят же!»
    Когда у меня родился старший сын, я назвала его в честь деда, а в шесть лет рассказала ему о том, как его прадедушка защищал нашу страну.
    Для меня День Победы — великий праздник, особенно это актуально сегодня в связи с событиями в Украине, ведь у меня там живут родственники.

    Наталья Лукьянёнок:

    «Нам неизвестны их звания»
    — Наша семья хочет рассказать о своих героических предках: Павле Михайловиче Лукьянёнке, Николае Степановиче Гаврикове, Петре Тихоновиче Панове. В строй вместе со мной и моими родителями встанет и бабушка. Многое о дедах и прадедах совсем не знаем, вот почему на изготовленных штендерах не будут указаны звания никого из них. Павел Михайлович и Пётр Тихонович вернулись с войны живыми. Павел Михайлович был призван Асиновским РВК в июле 1943 года, служил в санитарно-авиационном полку. Был демобилизован только в августе 1948 года. Награждён орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За победу над Германией», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Японией», «Медалью Жукова». После войны работал в Асиновском ДРСУ. Умер в 2002 году.
    Пётр Тихонович прошёл всю войну. Служил на Третьем Украинском фронте. Награждён медалями «За победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга». После войны работал в СУ-24, умер в 1979 году.
    Николай Степанович погиб в 43-м в деревне Стрелицы Поплавского района Ленинградской области.  

    Алёна Ельчина:

    «Сумели выжить в еврейском гетто»
    — Великая Отечественная война не обошла стороной и нашу семью, поэтому я посчитала своим долгом принять участие в акции. Многое из жизни моей бабушки в годы войны я знаю по её рассказам. Она часто предавалась воспоминаниям, когда мы приезжали к ней в гости на Дальний Восток. Дедушка был скуп на рассказы, каждый раз при слове война начинал плакать и фильмов о войне не смотрел. Подготовка к акции стала поводом собрать более полную информацию о них, даже связывалась с родственниками в Израиле.
    Моя бабушка Ева — из еврейской семьи. Когда началась война, она была одиннадцатилетним ребёнком. С родителями и четырнадцатилетней сестрой Полиной они жили в Винницкой области. Когда на их деревню наступали немцы, жители побросали дома и подались в бега кто на повозках, кто пешком. Во время бегства бабушка упала и сломала ногу, матери пришлось взять её на руки. Естественно, с двумя детьми она не смогла далеко убежать, немцы захватили их в плен. Отец, понимая, что будет расстрелян, был вынужден бросить супругу и дочерей. Еву, Полину и их маму отправили в еврейское гетто. Там над узниками проводили опыты. Бабушка рассказывала, что детей использовали в качестве доноров, а также испытывали на них новые медицинские препараты. После таких опытов они возвращались измождёнными, бледными, в полуобморочном состоянии. Матери примерно знали, в какое время немцы приходят за детьми, поэтому прятали самых маленьких в печках. Но скрыть их удавалось не всегда. И всё-таки моя бабушка и её сестрёнка выжили. В гетто, по нашим предположениям, они пробыли всю войну.
    Моему дедушке Леониду Егоровичу Скворцову в 41-м году было всего 16 лет. На фронт он пошёл добровольцем, добавив себе один год. Был пулемётчиком. Израильские родственники рассказали, что служил он вместе с Александром Матросовым, который, спасая их батальон от обстрела, закрыл своим телом амбразуру дзота. Это произошло на глазах моего деда и его сослуживцев.
    На фронте дед получил сильнейшую контузию и до самой смерти ходил со слуховым аппаратом. На одном из сайтов в интернете я смогла найти информацию о награждении его орденом Отечественной войны 2 степени. Хотя я помню, что наград было значительно больше, потому что, будучи ребёнком, часто с ними играла. Об этом свидетельствует и фотография, где дедушка запечатлён при полном параде.
    Бабушки не стало в 2005 году, дедушка пережил её на 4 года. Они так и не узнали, что в 2012 году на свет появилась моя дочь Ева, названная в честь прабабушки. Вместе с ней мы встанем в строй «Бессмертного полка».

    Юрий Лапшов:

    «С войны вернулся только один дед»
    — Мы с супругой и внуком будем представлять в «Бессмертном полку» отца и сына Губиных — это мои дед и дядя по маминой линии, а также дедушку по линии отца Николая Анисимовича Лапшова. Николай Анисимович был призван на фронт в первые дни войны из Асино. Воевал в артиллерийских войсках. У нас сохранилась фотография, на которой он в военной форме в звании лейтенанта. О том, где и как он воевал, ничего не известно, потому что был разведчиком. Его комиссовали после тяжёлой контузии. После войны вернулся домой. Здесь же и умер в 1951 году: война не убила, так случай унёс жизнь — утонул в 31 год.
    Дед Фёдор Кузьмич Губин проживал со своей семьёй в селе Губино. Был призван сразу, в 41-м. Ему тогда было 43 года, он уже имел восемь детей. Погиб 1 октября 1942 года, предположительно под Смоленском. Его сын Николай также ушёл на фронт в начале войны. Погиб на полгода позже отца — в апреле 1943 года. Места их захоронений неизвестны.

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма