• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 18/11 59.63 0.3573 EUR EUR 18/11 70.36 0.3436

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Дом подаёт сигнал SOS

    2014-12-13 617 0
    Дом подаёт сигнал SOS

    После появления статьи «Без жилья никак и с жильём не так» в редакцию обратилась жительница микрорайона «Нефтебаза» и рассказала о той ситуации, заложниками которой стали собственники и наниматели квартир в доме № 21 по улице Мичурина. В отличие от жителей микрорайона «Кирзавод», не желающих покидать свои квартиры, считая их хорошими, они с радостью переселились бы хоть завтра, ведь их дом рушится на глазах. Однако предоставлять им другое жильё никто не торопится.

    Первый тревожный звонок

    Дом №21 по улице Мичурина был построен для работников нефтебазы относительно недавно — в 1984 году, а в 1998 году в связи с ликвидацией предприятия передан в ведение муниципалитета. Сегодня ему 30 лет — не такой уж и критический показатель для арболитового строения, срок службы которого по нормативам составляет не менее полувека при обязательном проведении промежуточного капитального ремонта (через 25 лет). Первый тревожный звоночек о том, что дом нуждается в ремонте, прозвучал уже через 15 лет после ввода в эксплуатацию: у Риммы Валентиновны Семёновой в коридоре обвалилась штукатурка. Квартиросъёмщица обратилась куда следует, и на потолке сделали заплатку. Но это была лишь мелкая неприятность по сравнению с тем, что произошло пять лет спустя, когда в квартире №8 на кухне и в спальне рухнул потолок. Просто чудом никто из жильцов, которые в тот момент находились дома, не пострадал.

    Тогда районная власть оперативно собрала межведомственную комиссию, которая установила, что в доме наблюдается прогиб чердачного перекрытия, видны трещины в штукатурке и множественные её обвалы, сгнившая балка в первом подъезде грозит обрушением. Помимо этого, в акте говорится о просевших полах в сан-узлах и некоторых комнатах, осевших в результате систематического подмывания грунта кирпичных столбах, держащих перегородки,  разрушенных отмостках, трещине в фундаменте под внутренней несущей стеной. В общем, комиссия пришла к единому мнению, что в доме жить можно, но только «после проведения капитального ремонта чердачного и частично междуэтажного перекрытий. Квартиры №6 и №8 опасны для жизни проживающих». По сути тем самым комиссия признала дом аварийным (если рассуждать от противного, при отсутствии капитального ремонта жить в нём было НЕЛЬЗЯ).

    Семьям пострадавших (жильцам обвалившейся квартиры №8 и проживавшим под ними соседям) выделили комнаты в общежитии. Судьба первых мне доподлинно не известна, а вот с Галиной Яковлевной Доможировой, которая проживала в квартире №6, я встретилась и узнала о том, что в скором времени после случившегося она с семьёй уехала в Новокузнецк на заработки, где снимала жильё. Шесть лет назад женщина достигла пенсионного возраста, но вынуждена до сих пор работать, чтобы оплачивать съёмную  квартиру в чужом городе. Сейчас приехала в Асино, чтобы решить жилищный вопрос: ещё в начале года она обратилась в местную прокуратуру, а городской прокурор — уже в суд с иском к администрации Асиновского городского поселения о предоставлении ей жилого помещения по договору социального найма взамен аварийному. Суд закончился в её пользу. «У меня уже возраст такой, что покой нужен, хочется вернуться в родной город, а осесть негде, жилья-то нет, — сетует женщина. — Вот и решение суда на руках есть, но пока это ничего не изменило».

    Постепенно две другие семьи из этого подъезда тоже съехали. Молодая женщина, например, вынуждена была перебраться к маме. «Мне 36 лет, а я, формально имея собственную крышу над головой, не могу жить самостоятельно», — возмущается Елена Тимофеева. Она рассказала, что жить здесь после обвала стало невозможно: по холодной квартире ходила в валенках, а вечером засыпала под треск стен. Эти стены, как и оставшиеся в доме четыре семьи, безрезультатно ждали капитального ремонта, добившись лишь замены шифера.

     

    «Вскрытие» показало

    Больной вопрос о плачевном состоянии двухэтажки зрел долгих девять лет — до ноября 2013 года. Вскрыть этот «нарыв» по чистой случайности помог новый сосед. Мужчина решил подладить антенну, полез на крышу и провалился ногой в потолочное перекрытие. Увиденное его просто поразило: вместо деревянных балок — труха. Вот тогда собственники и наниматели всерьёз обеспокоились своим положением. Они активно стали требовать у управляющей компании (тогда дом обслуживала УК «Содружество») проведения капитального ремонта, но та, в свою очередь, ссылалась на муниципалитет: мол, именно с муниципальных квартир, ставших бесхозными, началась разруха, а значит, пусть городская власть и приводит своё жильё в порядок.

    Обращения в городскую прокуратуру тоже не принесли желаемого результата. Куда только жильцы не писали заявления. Таких бумаг и ведомственных отписок у них набралась приличная стопка. Единственное, чего удалось добиться, — провести собрание, которое состоялось 15 октября прошлого года. По его итогам УК подготовила и выдала жильцам расчёты, согласно которым, стоимость капремонта для одной квартиры площадью 40 квадратных метров составила 32872 рубля. Эту сумму, по словам жильцов, УК «Содружество» предложила им вносить... ежемесячно в течение всего года. Почему расходы на проведение капремонта возложили на плечи самих жильцов и откуда они могли взять такие деньги? На эти риторические вопросы один ответ. От людей в очередной раз отмахнулись: мол, наше дело — предложить...

    Устав обивать пороги присутственных мест, жильцы пошли другим путём. Они обратились в ОГУП «Томский областной центр технической инвентаризации» и провели за собственный счёт  независимую экспертизу, которая обошлась им в 15 тысяч рублей. Она-то и открыла правду о многолетнем аварийном стаже строения. Вот что увидели специалисты: «деформация стен и образование аварийных щелей между стеновыми панелями», «множественные аварийные дефекты в несущих конструкциях», «зыбкие полы», «поражённые грибком на значительных участках деревянные элементы», «сверхнормативные прогибы междуэтажных перекрытий, вызванные перегрузками», «находящиеся в аварийном состоянии балки перекрытий», «поражённые гнилью конструкции чердачного перекрытия», «опасные прогибы всех балок на чердаке», «сверхнормативные прогибы на потолке во всех эксплуатируемых квартирах с повышенным трещинообразованием в штукатурном слое». И таких пугающих описаний, которые касаются состояния всех элементов дома, с излишком хватит. А вывод у специалистов такой: главная причина безвременной кончины строения кроется в «изначальных конструктивных ошибках». Так что никакой капитальный ремонт его не реанимирует. Дому вынесли безоговорочный приговор — СНОС, так как он находится в ветхом аварийном состоянии. С выводами томских специалистов местная межведомственная комиссия спорить не стала и тоже признала дом аварийным.

    Если бы в классификации износа строения существовало такое понятие, как КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ состояние, я бы, наверное, применительно к этой двух-этажке использовала его. Я не на шутку пощекотала себе нервы, посещая одну квартиру за другой и увидев нависшие над головами потолки, покатые полы, прогибающиеся под каждым шагом, почерневшие от влаги стены, на которых обои просто не держатся, зияющие дырявые потолки в подъездах, установленные местами подпорки, чтобы потолки не рухнули на голову. Это настоящий карточный домик, который представляет реальную опасность для четырнадцати человек, пять из которых — дети.

    Жильцы первого этажа не заходят в ванную, если соседи сверху моются, потому что боятся обрушения. Люди передвигаются по подъезду, с опаской поглядывая наверх, дабы успеть увернуться от летящего вниз куска штукатурки, переставляют кровати всё дальше от места прогиба потолка, считают вновь появившиеся на стенах трещины и никогда не закрывают краны, потому что иначе трубы перемёрзнут...

     

    И жить нельзя, и переселить невозможно

    Отчаяние проживающих в развалюхе усугубляется тем, что в программу по переселению из ветхого и аварийного жилья, которая сейчас активно реализуется за счёт средств из федерального, областного и местного бюджетов, они не попали. Произошло это по той причине, что слишком поздно было получено окончательное заключение о непригодности дома для проживания.

    — Сейчас мы переселяем тех людей, чьи дома были признаны ветхими и аварийными до 2012 года, — поясняет глава администрации Асиновского городского поселения Михаил Борисович Красильников. — Дом №21 по улице Мичурина приобрёл этот статус лишь в 2013 году. Объяснить, почему этого не произошло раньше, я не могу, так как пришёл на свою должность недавно. Мы не можем сегодня выделить всем жильцам из муниципального фонда равнозначное по площади жильё. Единственный вариант — переехать в общежитие на «Дружбе», но пока просьб о предоставлении комнат не поступало.

    Вопрос о переселении людей из аварийного дома начнём прорабатывать уже в этом году, но нужно понимать, что такие дела быстро не решаются. На расселение этих восьми квартир понадобится порядка 20 миллионов рублей. Таких денег в городском бюджете попросту нет, нам придётся обращаться за помощью в область.

    Елена СОНИНА.

     

    От редакции.

    Постановлением главы администрации Асиновского городского поселения №294/13 от 12.12. 2013 года определены сроки расселения «заложников» аварийной двухэтажки и её сноса (30 ноября и 20 декабря 2016 года соответственно)...

     

     

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список