• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 11/12 59.28 0 EUR EUR 11/12 69.64 0

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Борьба за «атомные» льготы отнимает последние силы Василия Алифирова

    2015-03-09 695 0
    Борьба за «атомные» льготы отнимает последние силы Василия Алифирова

    Треть ровесников Василия Анатольевича, которые учились в конце 1980 годов в школе города Усть-Каменогорска Восточно-Казахстанской области, не дожили до 20 лет, столько же сегодня не могут самостоятельно передвигаться. Василию Анатольевичу в числе немногих посчастливилось перешагнуть 38-летний рубеж на своих ногах. Однако с каждым годом ещё молодой мужчина, получивший инвалидность 3-й группы, становится всё слабее. Много сил отнимают тяжбы в судах, где Василий Алифиров пытается доказать, что имеет право на льготы, так как, ещё будучи ребёнком, получил высокую дозу облучения из-за ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.

    Семипалатинский испытательный ядерный полигон находился в 150 километрах от города, в котором родился и жил Василий Анатольевич. Его память хранит много детских воспоминаний о тех временах. Одно событие, значение которого понимается только спустя годы, очень врезалось в его сознание. Вася был подростком, когда к ним в школу пожаловала комиссия МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) со спецаппаратурой. Иностранные специалисты взяли у детей кровь и провели хромосомный анализ. Всех его ровесников из трёх классов собрал в одном кабинете учитель физики и объявил результаты исследования. Доза облучения тринадцатилетнего Василия Алифирова составила 410 мЗВ! «Это в 32 раза превышает норму. Для сравнения приведу пример: люди, пережившие бомбёжку на Хиросиме, подверглись радиации в 240 мЗВ. Мы академиков из Москвы видели чаще, чем своих педиатров и терапевтов», — говорит мой герой. Долгое время местным жителям медики не озвучивали диагнозы их заболеваний, возникшие вследствие облучения, хотя этого и не требовалось: взрослые люди понимали, что практически все они приговорены к онкологии. Сотрудники МАГАТЭ отводили на жизнь устькаменогорцам максимум 12 лет.

    Как следует из преамбулы Закона Республики Казахстан №1787-ХII от 18 декабря 1992 года, за время функционирования полигона (1949 — 1989 годы) на его территории было проведено в общей сложности 468 ядерных взрывов (по другим данным — 610), в том числе 125 атмосферных. За пределы полигона вышли радиоактивные облака 55 воздушных и наземных взрывов и газовая фракция 169 подземных испытаний. Именно это обусловило радиационное загрязнение всей восточной части Казахстана.

    В 1997 году Василию Алифирову выдали документы, подтверждающие проживание в зоне повышенного радиационного риска и его право на получение льгот. Ими на своей прежней родине мой герой пользовался в полной мере. Восемь лет назад, в 2006 году, он вместе с мамой переехал в наш город и сразу же обратился в местный отдел соцзащиты, чтобы получать соответствующую материальную поддержку и на новом месте жительства. Однако получил отказ. Выдать удостоверение российского образца, подтверждающее право на льготы, ему также отказали по той причине, что город Усть-Каменогорск не включён в перечень  населённых пунктов, подвергшихся радиационному воздействию, утверждённый правительством РФ.

     

    С тех пор «семипалатинец» прошёл уже с десяток судов. Он себе даже представить не мог, до какого абсурда дойдут суды разных инстанций, отказывающие ему в удовлетворении исков. Ссылаясь всё на тот же перечень населённых пунктов, они выносили один и тот же вердикт: права на льготы не имеет. Ни удостоверение льготника, ни справки из соцзащиты, выданные в Казахстане, ни хромосомный анализ, который Василий Анатольевич прошёл повторно в 2010 году в России, для них не аргумент (?!).

    Согласно последнему лабораторному исследованию в Северском научном центре, доза его облучения равна 29 Бэрам (290 мЗВ). Однако причинно-следственной связи между ядерными испытаниями на Семипалатинском полигоне и получением истцом дозы радиации суды не усмотрели. Заключение Северского центра они не приняли во внимание, поскольку он не является государственной судебно-экспертной организацией, а значит, не может проводить экспертизу по вопросам признания пострадавшими от радиационного воздействия. Таким правом обладают сертифицированные центры Москвы и Санкт-Петербурга, до которых Алифирову просто не добраться.

    В расчёт брались лишь 1949 — 1962 годы, когда активно велись атмосферные испытания, а в то время мой герой ещё не родился. Возможность внутриутробного облучения (его родители проживали на этой территории и до рождения сына) и накопления такой дозы радиации в организме во время подземных ядерных взрывов суды исключали. В том и заключается парадокс: никто не отрицает наличие в организме Алифирова большой дозы радиации, но все ставят под сомнение место её получения. «За пределы Казахстана до 2006 года я не выезжал, — говорит мой собеседник, — где тогда мог получить облучение, если не на родине? Один из вариантов, озвученных в суде, касался моего прежнего места работы — ОАО «Казцинк». Но там я проработал всего четыре года. За это время нереально получить такую дозу радиации».

    А ведь если разобраться, то разве важно, как и при каких обстоятельствах человек, родившийся в то время, когда нашей общей родиной был Советский Союз, подвергся радиоактивному излучению? Главное, что это произошло и что есть документ, подтверждающий право на льготы, пусть и выданный в Казахстане. Российское гражданство и российский паспорт Василий Алифиров без проблем смог получить, чем же тогда не угодило удостоверение льготника?

    Борясь с государственными структурами вот уже восемь лет, Василий Анатольевич пришёл к выводу, что они работают не для людей, а против них. Он не единственный, кто оказался в подобной ситуации. Мой собеседник досконально изучил огромное число статей, законов, документов, судебных решений. Переселенцы из зон повышенного радиационного риска добиваются прав на предоставление льгот в Красноярском, Алтайском, Краснодарском краях, Ханты-Мансийском округе, Республике Бурятия, Ленинградской области и в других регионах, и только в Томской области не было ни одного прецедента.

    В.А.Алифиров демонстрирует мне одно из судебных решений Северобайкальского городского суда, которое сейчас свободно можно найти в интернете. Там чёрным по белому написано: «Само по себе невключение населённого пункта (при наличии документального подтверждения об определённом вреде, причинённом в результате проведения ядерных испытаний) в установленный правительством РФ перечень не может быть основанием для отказа в предоставлении мер социальной поддержки». — «Однако у нас, словно в отдельном государстве, суды как под копирку выносят противоположные решения», — недоумевает Василий Алифиров. 

    Не найдя поддержки и правды на своей новой родине, мужчина всё же живёт надеждой на справедливость, которую, по его словам, восстановит Европейский суд по правам человека, куда он уже готовит документы. Нам лишь остаётся пожелать, чтобы Алифиров нашёл в себе силы выдержать это противостояние законодательному крючкотворству. Если ему это удастся, ещё у сотен людей появится шанс получить федеральные льготы от государства, по вине которого они стали инвалидами.

    Елена СОНИНА.

    (В статье использовались материалы судов, предоставленные В.А.Алифировым).

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма