• Архив номеров
  • Погода:
  • знач. изм. знач. изм.
    EUR USD 11/12 59.28 0 EUR EUR 11/12 69.64 0

Архив

Последние комментарии

Последние темы форума

Объявления

Партнеры

    Записка с фронта шла шесть десятилетий

    2015-04-19 497 0
    Записка с фронта шла шесть десятилетий

    Лишь 10 лет назад Людмила Владимировна Хромых узнала, где и как погиб её отец

    Ещё хуже дурной вести — неизвестность

    Поколение Людмилы Владимировны называют детьми войны. Ей было десять, когда фашисты вторглись на нашу землю.

    — Отца своего, Владимира Панкратовича Переводчикова, я помню плохо, — рассказывает она. — Всё лето — на колхозных полях, зимой уезжал на плотбище лес заготавливать. Дома появлялся, чтобы в бане помыться да в чистое переодеться. Перед войной, году в тридцать девятом, папу забирали в военные лагеря на переподготовку. Так что мы со старшей сестрой, мамой и бабушкой видели его редко. В самом начале сентября сорок первого, мы ещё даже картошку копать не начинали, отца призвали на фронт. Остались мы без кормильца. Было голодно. Когда нам в школе объявляли, что пойдём на поля работать – коноплю дёргать или картошку копать, все радовались. Работа нелёгкая, да и холодно уже было, зато нас кормили…От отца сначала письма приходили, а года через два получили сообщение, что Владимир Панкратович Переводчиков пропал без вести  где-то под Ленинградом.

    Пропал без вести — не погиб. «Может, жив наш солдат. Может, вернётся с проклятой войны», — думали родственники. Но чуда не произошло. Вот уже и война закончилась, жизнь потихоньку налаживаться стала, а никаких вестей про отца не было. И только его мать верила и ждала, что сын вернётся. Частенько сидела бабушка у окна и всё глядела на дорогу. Надежда окончательно умерла вместе с ней в 1953 году. В душах сестёр Переводчиковых обида затаилась: на кого похоронка пришла, те герои, а их отец вроде бы и не герой вовсе… Девчонки даже старались не вступать в разговоры о фронтовых подвигах, ведь у кого-то могли возникнуть сомнения насчёт их отца. А что если сбежал с поля боя, в плен сдался? В то жестокое время обвинения в предательстве раздавались направо и налево. Лишь с годами утихла душевная боль...       

    Тайну гибели солдата раскрыли поисковики

    Прошло время. Выросли дети войны, своих детей воспитали, внуков дождались и уже состариться успели. У Людмилы Владимировны тоже внуки подрастали. Вот только ничего она не могла рассказать им про не вернувшегося с войны прадеда, потому что сама ничего не знала о его фронтовой судьбе. И вот, когда отметили шестидесятилетний юбилей Победы, в гости к Людмиле Владимировне Хромых пришла Нина Ивановна Баркина, руководитель школьного музея боевой славы. Она принесла письмо из Ленинграда, где сообщалось, что ребята из поискового отряда нашли вблизи деревни Тортолово Ленинградской области останки солдата. Поисковики предположили, что погиб он от ранения в голову, а потом тело засыпало землёй от взрыва, поэтому похоронная команда его и не заметила. Сохранились каска, фрагменты одежды воина, а самое главное — медальон, в который дисциплинированный солдат вложил посмертную записку с указанием фамилии, имени, места рождения и жительства. По ней и установили, что погибший солдат — Владимир Панкратович Переводчиков. Сейчас в школьном музее хранятся каска нашего земляка, тот самый медальон и копия посмертной записки. Фотографию Владимира Панкратовича отыскали в домашнем альбоме с трудом, потому что фотографировались в те времена редко. Нашлась только маленькая, видно, с какого-то старого документа карточка. С неё и сделали портрет героя, который теперь тоже находится в экспозиции музея.

    Когда я узнала, что отец погиб, — продолжает свой рассказ Людмила Владимировна, —  мне легче стало. Хоть и не верила, что он предателем мог стать, но какая-то тревога в сердце оставалась. А теперь я точно знаю, что он честно воевал и отдал свою жизнь за Родину. Наконец-то похоронен с почестями, за его могилой добрые люди ухаживать будут. Спасибо им!

    Поехать на перезахоронение останков отца дочери не смогли: побоялись, что тяжёл будет в их возрасте такой неблизкий путь. Сейчас Людмиле Владимировне восемьдесят четыре года, но на жизнь она не жалуется.

    — Мы с мужем пока со всеми домашними делами сами справляемся, даже огород самостоятельно садим и убираем, — говорит мне. — Дети и внуки нас не забывают, правнуки уже появились. Радуюсь за них и только об одном Бога молю: чтобы войны не было. Ничего нет её страшнее!

    Татьяна Тукшунекова.

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей

    Все письма