Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 28.09 72.66 -0.3468
EUR 28.09 85.04 -0.6468
Архив номеров

Нет тела — нет дела?

2015-06-07

Вся причина — в договоре

«У нас ничего не произошло», — этими словами начала телефонный разговор со мной инженер охраны труда ЗАО «РосКитИнвест» Марина Беляева. И лишь после того, как я изложил известные мне детали, она признала: несчастный случай имел место быть, однако пострадавший был нетрудоустроен, поэтому никакой ответственности за него работодатель не несёт. «Мужчина, являющийся инвалидом второй группы, сам настоял на заключении договора подряда», — пояснила Марина Владимировна, отказавшись давать ещё какие-либо комментарии.

Какая удобная причинно-следственная связь! На предприятии произошла трагедия с человеком, приступившим к работе с ведома работодателя, а тот как бы и ни при чём. Возникает резонный вопрос: о чём думало руководство ООО «Асинолесэкспорт», заключая договор подряда с инвалидом? О том, чтобы избежать необходимости создания для него особых условий труда, соблюдения требований законодательства о продолжительности работы, чтобы не платить налоги и страховые взносы, а если запахнет жареным (и в прямом, и в переносном смыслах) — умыть руки?

Поскольку специальной формы, устанавливающей порядок расследования несчастных случаев с лицами, работающими по гражданско-правовому договору, не существует, то, по моему мнению, Госинспекция труда могла бы действовать в интересах пострадавшего работника и руководствоваться общим порядком расследования, описанном в Трудовом кодексе. Однако госинспектор труда в Томской области Юрий Мельников со мной не согласился: в телефонном разговоре он заявил, что его ведомством по данному факту проверка не проводилась и проводиться не будет. Причина — в нетрудовых отношениях. «Интересно, а нетрудовые — это какие? — искренне удивился я. — Выходит, что посторонний мужчина просто так прогуливался по охраняемой территории предприятия и случайно открыл люк?» На этот вопрос Юрий Васильевич отвечать не стал.

Гражданско-правовой договор, в отличие от трудового, на самом деле значительно «упрощает» производственные взаимоотношения, но в любом случае они регулируются гражданским законодательством. В судебной практике немало случаев, когда исполнителю подрядных работ удавалось защитить свои интересы, доказав наличие трудовых отношений с заказчиком на основании ст. 11 ТК РФ. Станет ли обращаться в суд наш пострадавший? Пока об этом говорить рано. В настоящее время получивший серьёзные травмы мужчина, которому по понятным причинам никаких страховых выплат не положено, находится в ожоговом отделении ОКБ, куда его направили из Асиновской районной больницы. Медики проинформировали о случившемся полицию, а та, в свою очередь, сообщила о несчастном случае в Асиновский межрайонный следственный отдел. Сейчас он проводит проверку, по итогам которой будет принято решение, возбуждать уголовное дело или нет. По словам помощника городского прокурора Ксении Дунбинской, параллельно с этим собственным расследованием занимается и прокуратура.

 

Виноват в основном работодатель

Статистика говорит о том, что трагедии на производстве случаются преимущественно по вине работодателей. К примеру, за 2014 год и начало 2015 в Асиновском районе прокуратурой и трудовой инспекцией зарегистрировано шесть несчастных случаев, из них пять произошли из-за неудовлетворительной организации производства работ, несоблюдения ТК РФ и недостатков в контроле за соблюдением правил безопасности. В одном случае на сотрудника ООО «Биржа сырья» упало бревно, повредив ему мягкие ткани. Остался жив. Во втором рабочий ООО «Сибирская фанера», находившийся в состоянии алкогольного опьянения, свалился в котёл с горячей водой и, получив ожог более 80% кожных покровов, скончался. Как пьяного вообще допустили к работе?

Контузией правого глаза закончились работы по укладке нового слоя асфальта для сотрудника МУП «Спецавтохозяйство». Рабочий ИП Галкина Е.А. лишился голени во время лесоразгрузочных работ, а  электрику Асиновского теплоэнергетического комплекса повезло меньше, если так вообще можно выразиться: вследствие электротравмы он скончался... Обстоятельства этих трагедий вызвали у меня не только ужас, но и недоумение. Ответственные за безопасный труд работодатели отделались административными штрафами, которые для должностных лиц составили от 1 до 5 тыс. рублей, для юрлиц — от 30 до 50 тыс. рублей. Разве такие минимальные финансовые потери заставят предпринять какие-то активные действия во избежание новых несчастных случаев?

Страховые возмещения тоже не ахти какие, учитывая размер асиновских зарплат. В странах Запада меньше несчастных случаев, потому как предприятия, где произошла трагедия, выплачивают многомиллионные штрафы и компенсации семьям пострадавших. Но больше всего зарубежные работодатели боятся понести имиджевый урон. Наши ничего не боятся, потому что в условиях безработицы люди готовы трудиться за копейки даже там, где велика вероятность получить травму.

 

Должность сократили — проблема осталась

В райадминистрации контролем за состоянием охраны труда сейчас никто не занимается. Первый заместитель главы по жизнедеятельности и безопасности Алексей Юрченко порекомендовал мне обратиться в «Ростехнадзор». Постоянных представителей этой федеральной службы в Асино, как выяснилось, нет. Пришлось звонить специалистам сибирского управления ведомства, которое находится в Кемерово, но они пояснили, что «Ростехнадзор» осуществляет контроль и надзор в сфере охраны окружающей среды, а не труда.

До 2011 года главным специалистом по охране труда райадминистрации был Фёдор Скутин, который располагал полной информацией в этой сфере и имел рычаги воздействия на нерадивых работодателей. Потом эту должность сократили.

— Я находил много нарушений в работе предприятий, — рассказывает Фёдор Фёдорович, — и боролся с ними, невзирая на лица. Ну а как иначе? Ведь посудите сами: в 90-е на производстве происходило до 10 несчастных случаев в год с летальными и до 25 — с тяжёлыми исходами! Каждый день ко мне с различными жалобами стабильно приходили 10 — 15 человек. Количество происшествий стало снижаться лишь после того, как я совместно с прокуратурой обязал предприятия, на которых работают больше 100 человек, ввести в штат специалистов по охране труда, прошедших обучение в центре охраны труда при местном филиале ТГАСУ. Кроме того, постоянно занимался профилактической деятельностью по предупреждению несчастных случаев, посещая не только предприятия, но и разные учреждения, школы, детские сады, организовывая обучающие семинары для руководителей.

В настоящее время Фёдор Фёдорович продолжает помогать асиновцам на общественных началах. Не проходит и месяца, чтобы к нему по старой привычке не обратились граждане, чьи трудовые права были нарушены. Нужно ли возобновить контроль за деятельностью работодателей со стороны власти? Для него, как и для меня, ответ на этот вопрос очевиден. Чем больше структур будут заниматься охраной труда, тем защищённее почувствуют себя работники.

Алексей Шитик.

3775

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica