Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 23.10 70.86 -0.1281
EUR 23.10 82.50 -0.142
Архив номеров

Из Сибири в Сербию

2015-08-28

 

РУССКАЯ ДУША БЕЛГРАДА

В белградском аэропорту Николы Теслы меня встретил Иван Хотомский и на чистом русском языке сказал: «Добро пожаловать в Сербию». Мы сели в его машину и отправились в Стари-град — самый старый и поэтому интересный с точки зрения архитектуры и истории район сербской столицы. Выйдя из салона автомобиля, я оглянулся по сторонам. Первая мысль: «Будто в Санкт-Петербург попал. Уж больно похожи здания на питерские, а местами даже и на томские». Иван, увидев моё недоумение, только ухмыльнулся.

— После первой мировой войны необходимо было фактически заново строить разрушенный австро-венграми Белград, и на помощь пришли русские архитекторы из белой эмиграции, — пояснил он. — Король сербов, хорватов и словенцев Александр Карагеоргиевич доверял им строительство самых важных зданий, таких, как Народная скупщина и Королевский двор на Дединье. Многих из них знали мои дедушка и бабушка, которым также пришлось бежать из России…

Сам Иван бывал в России всего пару раз, однако всегда считал себя русским по национальности. Его отец — русский, родившийся и выросший в Югославии, а мама — сербка. С родителями Иван общался в основном на сербском языке, а вот с бабушкой и дедом — на русском. Вернуться на историческую родину он никогда не помышлял и сейчас не помышляет, ведь в Белграде у него устроенная жизнь: работа, семья, приятели. Так же, как и у других потомков белой эмиграции (говорят, их более 70 тысяч), сосредоточенных в основном в Белграде и автономном крае Воеводина.

Во время прогулки по столице я почувствовал себя если не как дома, то как в гостях у лучшего друга. На центральной улице увидел величавую пятиэтажную гостиницу «Москва» в стиле ампир, а неподалёку от неё — памятник Николаю Второму. Повсюду парки со скамейками, зелёные зоны и питьевые фонтаны. Последние, кстати, были весьма востребованы в 35-градусную жару, стоявшую в Сербии чуть ли не всё лето. Облик города портят разве что разрушенные бомбардировкой НАТО здания. Их не сносят и не ремонтируют, поскольку они стали своего рода памятником погибшим в результате агрессии стран Запада.

В Белграде более 50 православных храмов. Мне удалось посетить самые именитые — Собор Святого Саввы и Собор Святого Марка. Служба, как и у нас, ведётся на церковнославянском языке, однако в глаза сразу бросаются бедность и обшарпанность церквей. А вот бедность людей и безработица поначалу малозаметны. Сербы настолько привыкли к экономическому кризису (он тут продолжается с момента распада Югославии), что предпочитают быть оптимистами. Вместо того, чтобы коротать вечера дома у телевизора, они отправляются в кафешки, которых в Белграде да в целом по Сербии пруд пруди. Благо, цены доступные. К примеру, чашка кофе стоит 25-50 рублей. В один из ресторанов зашли и мы с Иваном. «Наша кухня очень вкусная, тебе обязательно надо попробовать чевапчичи», — сказал он, подзывая официанта.

Я доверился вкусу своего приятеля и был очень удивлён, когда принесли огромную порцию жареных колбасок из говядины. Вот бы в России так же не скупились! Ну и, разумеется, мы с Иваном не могли не выпить ракии — крепкого балканского алкогольного напитка, получаемого из винограда или сливы.

— За русско-сербскую дружбу!

Официант, услышав этот тост, отказался брать чаевые: «С братьев деньги не беру».

 

ИЩУТ СВОЙ ПУТЬ, НОСТАЛЬГИРУЯ ПО ПРОШЛОМУ

Первый опыт живого общения на сербском языке я получил в автобусе, который шёл из Белграда в Нови-Сад — второй по значимости город в Сербии. «Добар дан», — сказал мужчина средних лет, расположившийся на соседнем кресле. Я в ответ тоже поприветствовал его, и, видимо, по акценту сосед понял моё происхождение: «Да ли сте из Русиjе? Добродошли у Србиjу, брат» (Вы из России? Добро пожаловать в Сербию, брат). Серб, представившийся Драганом, рассказал о том, что скучает по временам, когда существовала Югославия. И даже не потому, что эта была самая богатая и стабильная держава на Балканах, а потому, что её народы дружили.

— У меня было много приятелей в Хорватии, — поделился Драган. — Летом мы обменивались ключами от своих квартир: я ехал отдыхать на адриатическое побережье в Дубровник, они — в Белград. Никто вообще не вёл речи о национальностях, все: сербы, македонцы, хорваты, словенцы и боснийцы — жили в мире и согласии. К сожалению, после развала Югославии и последующей войны всё изменилось, а мои друзья резко стали националистами. Теперь наши граждане предпочитают отдыхать в Греции или Черногории, так как не хотят сталкиваться с дискриминацией соседей.

Выслушав историю экс-югослава, я подумал, что биография Сербии напоминает биографию России: расклеившаяся в 90-е дружба народов, развал страны и экономики, ностальгия по былым временам у людей старшего поколения... Однако если Россия во многом за счёт ресурсов и географического положения смогла найти своё место в мире, то Сербия, окружённая странами Евросоюза, до сих пор в поиске. Общество разделено: одни видят Сербию в ЕС, а другие ратуют за тесное сближение с братской Россией.

— Много лет у нас ведётся пропаганда: вступите в ЕС — и сразу заживёте хорошо, — поведал мне 24-летний студент Белградского университета Урош Николич. — Я в связи с этим всегда привожу в пример новых членов ЕС — Болгарию и Румынию. Вырос ли там уровень жизни? Нет. Поэтому я не вижу потребности быть ещё одним бедным родственником тем, кто несколько лет назад нас бомбил и признал Косово.

 

О СЕРБСКОМ ГОСТЕПРИИМСТВЕ

За две недели своего путешествия я побывал в девяти населённых пунктах центральной Сербии и автономного края Воеводина. Знакомых имел только в трёх городах, в остальные места ехал наобум. Тем не менее проблем с коммуникацией не возникало. Люди на улице, узнавая, что я русский, да ещё из Сибири, выражали свою симпатию улыбкой, словами типа «волим Русиjу» (любим Россию) и даже объятьями. С их помощью я находил все нужные мне достопримечательности. Некоторые сербы приятно удивляли, с лёгкостью переходя на русский, который преподавался практически во всех югославских школах.

Помню, как молча сидел на берегу озера Палич, расположенного неподалёку от границы с Венгрией. Ко мне подошёл мужчина и спросил на русском: «Вы откуда, товарищ?» Ума не приложу, как он определил мою «русскость»! Наш небольшой диалог на смеси славянских языков продолжился распитием кофе на веранде его дома. «К вам здесь всегда относились и будут относиться с большим уважением, благодарностью и любовью, несмотря ни на какую политику», — сказал серб, оказавшийся доцентом Белградского университета.

Не могу не отметить ещё одно событие — дружескую встречу в центре Нови-Сада, в которой, кроме меня, приняли участие сербский словак Виктор, болгарин Йордан, приехавший изучать Сербию, и москвичка Соня, вышедшая замуж за серба и живущая ныне в Воеводине. Общение проходило на русском языке.

— Панславянская четвёрка — наш ответ санкциям Запада, — пошутила Соня.

— А что? Идея неплохая, — ответил Виктор. — По крайней мере, общий гимн славян придумывать не надо, он уже имеется и называется «Хеj, словени».

В конце концов мы сошлись на том, что дружбу между славянской молодёжью надо поддерживать.

Не только тёплым отношением к русским, но и ценами на продовольствие порадовала меня Сербия. Килограмм яблок, нектаринов и персиков обходится в 35-40 руб., помидоров и огурцов — 20-30 руб., винограда — 60 руб. Качественная сырокопчёная колбаса стоит 450-600 руб. за кг. Бутылку хорошего вина можно приобрести за 100-150 рублей, баночку пива — за 25-60 рублей. А вот бензин в Сербии в два раза дороже, чем в России, поэтому междугородные поездки влетают жителям страны в копеечку. Значительно дороже и сотовая связь.

 

ТАКАЯ РАЗНАЯ, ПО-СВОЕМУ ПРЕКРАСНАЯ

Сербия — республика, где можно познакомиться не только с сербской культурой, но и с культурой и жизненным укладом её национальных меньшинств: словаков, венгров, румынов, русин и хорватов. Каждый из этих народов имеет несколько часов эфирного времени на государственных радио и ТВ, а также свои культурные центры и фонды. Мне довелось побывать в гостях у своего уже упомянутого друга Виктора Корчока в словацкой деревне Гложан с населением 2,5 тыс. человек. Такой ухоженной и уютной деревни я ещё не видел. Мусора на улице нет, зато везде цветы, плодоносные деревья, засаженные кукурузой и другими культурами поля. В Гложане имеются собственные спорткомплекс, школа, клуб, пять кафе и шикарный бассейн.

Однако далеко не все населённые пункты живут так хорошо. Есть в Сербии, особенно в её южной части, свои «михайловки» и «караколи», откуда народ бежит за лучшей долей в большие города или за границу. Пенсии в Сербии от 100 до 200 евро, средний размер зарплаты — 250-300 евро. Но, повторюсь, тут принято не жаловаться на судьбу, а жить с надеждой на светлое будущее.

Сразу скажу, что Сербия не для тех туристов, кто ищет европейские шик и сервис. Республика до сих пор не пришла в себя после войны и затяжных санкций стран Запада. Однако если вы хотите почувствовать на себе братскую любовь сербов и завораживающую балканскую атмосферу — вам туда.

Алексей Шитик.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3478

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica