Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 21.09 73.33 0.7713
EUR 21.09 85.88 0.4171
Архив номеров

Солдатские вдовы

2020-05-08

ВСТРЕТИЛИСЬ В ПЕРВЫЙ ГОД ПОСЛЕ ВОЙНЫ

В селе Первомайском Варвару Николаевну Неробову знают и уважают. Эта добрая и открытая женщина никогда не жаловалась на судьбу, всегда полна оптимизма, даже сейчас, в свои девяносто три года. Она ещё всё по дому делает сама, во дворе и в огороде у неё всегда порядок.

— Конечно, с мужем Юлием Алексеевичем мне было куда легче. Всё-таки мужчина в доме. Уже двадцать три года, как его нет, — сетует она. — Дожить до сегодняшних дней не дали раны. О том, что пережил на войне, он никогда не рассказывал. Да я его и не расспрашивала. Были у него награды: орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За победу над Германией», юбилейные медали.

Встретилась со своим мужем Варвара Николаевна уже после войны. Она родом из Волгоградской области. В 1941 году закончила семь классов.

— Нашу школу закрыли, и осенью мне пришлось учиться в райцентре. Но через полгода я бросила восьмой класс, — вспоминает вдова ветерана. — Нас, школьников, отправили копать окопы. Немцы уже были близко, и мы понимали, что окопы могут пригодиться нашим солдатам. Каждый ученик в день должен был вырыть окоп по норме: два метра длиной, метр шириной и полтора метра глубиной. Если за день норму не выполняли, то оставались на ночь.

К счастью, труды школьников не понадобились армии, так как враг не дошёл до тех мест, где жила Варвара. В 1943 году девушка поступила в статтехникум. Была на втором курсе, когда пришла Победа.

— Помню, день был тёплый, солнечный, вовсю цвели сады. Мы с девчонками сидели на занятиях, как вдруг слышим, за окном кричат: «Ура! Победа!» Все выскочили на улицу, стали обниматься. Занятия тогда отменили. Такой всеобщей людской радости я больше не видела никогда, — вспоминает моя героиня.

Будущий супруг Варвары Николаевны встретил известие о Победе в родной деревне Новониколаевка Асиновского района, куда ему посчастливилось вернуться. В 1943 году парнишке едва исполнилось восемнадцать, как его сразу же забрали на фронт. Попал, как говорится, в самое пекло вместе с такими же необстрелянными и необученными пацанами. Воевать рядовому Неробову довелось недолго: через несколько месяцев он получил тяжёлое ранение, в результате которого пришлось ампутировать ногу.

Юлий и Варвара познакомились в 1946 году. Девушку после окончания техникума отправили на работу в Сибирь. Попала в Асиновский район, где работала в ЦСУ. На нашей земле и повстречала Юлия Неробова, который трудился бухгалтером в райпо.

— Ребята моих годов ушли на фронт и не вернулись. Многих тогда девчонки-невесты не дождались. Юлий же был парень хороший, вот и пошла за него замуж, — рассказывает женщина.

Варвара Николаевна в своём избраннике не ошиблась. В 1950 году они поженились, а через пару лет Юлия Алексеевича назначили главным бухгалтером Первомайского райпотребсоюза. Позже он возглавил это большое районное предприятие и руководил им долгое время. Односельчане уважали фронтовика за справедливость и порядочность, за профессионализм и человечность. Супруги Неробовы всегда были примером для других. Всю жизнь они прожили душа в душу. Воспитали четверых детей. Все выучились, стали достойными людьми: сын Валерий и дочка Зинаида — врачи, Любовь — учительница, Людмила — библиотекарь. У Варвары Николаевны восемь внуков, есть и правнуки, которых, к сожалению, не увидел Юлий Алексеевич.

— На 9 Мая мы собираемся семьёй. Так будет и нынче, — сказала вдова ветерана. — Я от всей души хочу поздравить фронтовиков, тружеников тыла, вдов с этим праздником, пожелать им здоровья. А молодому поколению — никогда не узнать ужасов войны, чтоб дети не голодали, мужчины не воевали, а женщины не плакали.

Валентина СУББОТИНА

 

ПЛАКАЛА СКРИПКА ВМЕСТЕ С ЛЮДЬМИ

 

— Уже семьдесят пятая годовщина… Как жизнь-то летит! — со вздохом заметила жительница села Ново-Кусково Александра Дмитриевна Жохова. — Мне нынче уже девяносто один год исполнился, а я помню 22 июня 1941 года. Когда сообщили по радио, что на нас немцы напали, живший на краю деревни переселенец из Курска Лисицын, выйдя на улицу, играл траурную мелодию на скрипке. А местные бабы, собравшиеся у сельсовета, хором голосили, вторя ей...

Отца Шурочки Дмитрия Ивановича Макаренко забрали на войну одним из первых. Дети даже проститься с папкой не смогли, потому что он уезжал из Юрги, где находился на военных сборах. А уже через год пришло короткое и сухое сообщение, что солдат пропал без вести. В 1943 году отца на передовой сменил восемнадцатилетний брат Шуры Николай, вернувшийся домой только в 1951 году. 

Шура, как и другие дети и подростки, наравне со взрослыми работала в поле и на лесозаготовках. А в тринадцать лет после окончания трёхмесячных бухгалтерских курсов её направили счетоводом-кладовщиком на Новиковский сельпромкомбинат, где местные жители и эвакуированные ленинградцы валяли валенки и шили полушубки для солдат.

По словам  Александры Дмитриевны, после войны деревенскую молодёжь из сёл не выпускали, принуждая оставаться работать в колхозах и на лесозаготовках. Шурочке удалось сделать себе паспорт и, сняв квартиру в Томске, устроиться проводником на железную дорогу. Много бравых фронтовиков-пассажиров пытались завести роман с красивой молоденькой проводницей, но Александра оставалась неприступна. Всю свою нежность и любовь она подарила единственному мужчине — Людвигу Жохову.

— Жоховы были приезжие из Горьковской области. С Людвигом мы были с детства знакомы. Помню, когда играли в прятки, он мне прошептал на ухо: «Когда вырастим, моей невестой будешь!»

Так и случилось, много лет спустя, в 1948 году. Людвиг к тому времени прошёл испытание войной. Медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и орденом Красной Звезды оценило командование боевые заслуги связиста. В мирное время он работал на руководящих постах: был председателем Новиковского сельского Совета, председателем колхозов в Моисеевке, Казанке, а потом, до самой кончины, заместителем председателя объединённого колхоза «Комсомолец» в селе Ново-Кусково. Умер фронтовик в 1976 году от рака горла, лишившись после операции голоса. С близкими он переписывался: у Александры Дмитриевны до сих пор хранится эта тетрадка. Александра Дмитриевна, воспитавшая вместе с супругом трёх замечательных детей: Анатолия, Лидию и Татьяну, — трудилась почти сорок лет. Несколько лет была заведующей детским садом и Ново-Кусковским школьным интернатом, после его закрытия работала заведующей местной столовой,  потом — продавцом и кладовщиком в магазине. До сегодняшнего дня сумела сохранить прекрасную память, внешнюю привлекательность, бодрость духа и любовь к своему единственному мужчине, портрет которого занимает в доме самое почётное место.

Екатерина КОРЗИК

 

БЫСТРАЯ СВАДЬБА, ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ

 

— Семнадцатого апреля 14 лет исполнилось, как мужа похоронила, а я всё землю топчу, — вздыхает 92-летняя Анна Михайловна Бурмистрова. — Павел Леонтьевич был старше меня на два года. Мы с ним познакомились в пятидесятом году, когда он вернулся из армии. Он только последние два года войны застал, потом ещё в армии остался. Всего семь лет отслужил. Наград много привёз домой, да они все порастерялись, в том числе во время наводнения. Мы в Копыловке жили, а там часто вода приходила, доводилось на крыше её пережидать.

Анна Михайловна сумела сохранить только юбилейные медали, которые им с мужем вручали в разные годы, медаль Жукова, принадлежащую Павлу Леонтьевичу, да документы о награждении его орденом Отечественной войны I степени и медалью «За победу над Германией».

Самой Анне Михайловне было тринадцать, когда началась война. Она тогда жила в Омской области, трудилась в местном колхозе.  После войны старшая сестра, которая всю жизнь была для Ани нянькой, переехала в нашу Копыловку. Девушка засобиралась к ней в гости. Хотела на три месяца, а оказалось — на долгие годы. Устроилась там на работу в леспромхоз, помогала сестре в воспитании детей, по вечерам общалась с местной молодёжью. Вот так однажды и познакомилась с демобилизовавшимся сержантом Павлом Бурмистровым.

Вскоре парня отправили от леспромхоза на полгода в Томск учиться на электромонтёра. Встречались они с Анной только в выходные, когда он домой приезжал. Анна на тот момент не собиралась связывать с Павлом свою жизнь и даже хотела вернуться к родителям, но зарплату задерживали, поэтому собрать деньги на дорогу не получилось. А тут и Павел с учёбы вернулся. У 25-летнего решительного парня были другие планы. В один из вечеров он пришёл к девушке и заявил: «Собирай свои вещи». А, приведя её к себе домой, представил матери как супругу.

— Никогда не думала, что так вот замуж меня возьмут, — смеётся Анна Михайловна. — Устроили небольшое застолье — вот и вся свадьба. А прожили вместе 56 лет.

Когда один за другим в семье появились трое сыновей, Анна стала заниматься их воспитанием, домом, хозяйством. И только в 1973 году снова вышла на работу. Сначала трудилась няней в Минаевском интернате, а затем техничкой в магазине до самой пенсии. 

В Асино супруги Бурмистровы перебрались в 2003 году. Павлу Леонтьевичу районный совет ветеранов помог побыстрее выхлопотать благоустроенную квартиру. Пожить в хороших условиях фронтовику удалось всего три года, а потом его не стало. А пять лет назад Анна Михайловна пережила ещё одно страшное горе — потерю среднего сына. Женщина считает, что «сгорел» её Гена так рано из-за командировки на Чернобыльскую АЭС. Старший сын, Михаил, живёт в селе Первомайском и работает учителем, младший, Юрий,  — водитель в Асиновской РБ. Он стал для мамы сейчас главной опорой, потому что живёт с ней. Анна Михайловна последний год практически не выходит из дома, передвигается по квартире при помощи костылей из-за полученной травмы. Плохо слышит, а вот на зрение не жалуется, чему очень рада, потому что любит читать книги и местную прессу.

Елена СОНИНА

1820

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica