Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 04.12 73.74 -0.3211
EUR 04.12 83.24 -0.5699
Архив номеров

Они до сих пор «возвращаются» с фронта

2020-09-28

ЗАВЕТНЫЙ МЕДАЛЬОН

Со времени окончания Великой Отечественной войны прошло 75 лет, но и сегодня на местах боёв работают поисковики, чтобы поднять из земли останки погибших солдат. Великая удача, если удаётся найти солдатский медальон. Благодаря этому появляется возможность идентифицировать личность погибшего и разыскать его родственников. Так произошло и в нашей истории.

В августе в Новгородской области в деревне Лычково поисковики из отряда «Звезда» (г. Боровичи) нашли останки конечностей «верхового» бойца («верховыми» называют солдат, тела которых свои не смогли вынести после гибели с поля боя и не предали земле). Рядом были обнаружены личные вещи: два ножичка, кружка, монеты, элементы снаряжения и солдатский медальон, в который был вложен специальный бланк с личными данными. Записи хорошо сохранились. По ним удалось установить, что здесь нашёл своё последнее пристанище  красноармеец-стрелок Барсуков Игнатий Евтифеевич (Евтихеевич) 1904 года рождения, уроженец Новосибирской области Пышкинского района деревни Ломовицкой, ныне — Томской области Первомайского района. В базе данных «ОБД Мемориал» нашлись скупые сведения о том, что И.Е.Барсуков был мобилизован в Красную Армию в ноябре 1941 года, а уже через год пропал без вести. Был миномётчиком.

По своим каналам работавшие в Новгородской области поисковики вышли на томских коллег. Затем председатель совета Регионального отделения «Поисковое движение России» Максим Елезов связался с командиром первомайского поискового отряда «Земляки» Юрием Мартыненко и попросил помочь разыскать родственников Барсукова. Это оказалось несложно. Указанная в бланке солдата деревня Ломовицкая (правильно — Ломовицк) прежде входила в состав нынешнего Сергеевского сельского поселения, главой которого является Олег Анатольевич Барсуков — дальний родственник погибшего. Сын солдата, 87-летний Николай Игнатьевич Барсуков, живёт в деревне Успенка, а внук Владимир Николаевич — в райцентре.

 

ЗВОНОК ИЗ ПРОШЛОГО

Когда в доме Николая Игнатьевича Барсукова раздался телефонный звонок из областного поискового отряда, трубку поднял он сам. Звонивший сообщил, что найдены останки его отца. Что в тот момент испытал Барсуков-младший? Говорит, что растерялся: он свыкся с мыслью, что уже никогда ничего не узнает об отце, о котором напоминал лишь единственный сохранившийся в семье портрет. Николаю было всего восемь лет, когда осенью 41-го главе семьи пришла повестка. Его супруга Мария Константиновна на тот момент ждала шестого ребёнка.

— У мамы это был второй брак. От первого росла дочка, а совместных — четверо, — вспоминает Николай Игнатьевич. — Я был единственным мальчиком, а когда отец ушёл на фронт, родился ещё  брат.

Игнатий Барсуков был малообразованным человеком, но всё же весточки с фронта присылал. Супруга грамоты и вовсе не знала, поэтому письма читали старшие дети. А их пришло-то всего два. В первом отец сообщал, что у них всегда ночь, темень стоит кромешная. Николай Игнатьевич предполагает, что Игнатий, скорее всего, попал в Мурманск, где люди солнца практически не видят. Во втором письме солдат сообщал, что едет в поезде, а куда, не знает. Потом, в 1942-м, пришло извещение, что солдат И.Е.Барсуков пропал без вести. Это было лишь первое испытание, которое легло на плечи овдовевшей Марии Константиновны. Тот трагический сорок второй унёс жизни ещё и двух детей: младшенького полугодовалого сынишки и старшей 13-летней дочки.

Как семья выживала, Николай Игнатьевич без слёз вспоминать не может, но всё же считает, что им ещё повезло — не пухли от голода. «Корову держали, свиней, которые, правда, из-за недокорма весили кило по 60, — рассказывает пенсионер. — Картошка выручала, траву всякую ели. А вот хлеба не видели, даже вкус его забыли». Мария Константиновна работала в колхозе, дети росли сами по себе: младшие присматривали за старшими. Стоит сказать, что глава семьи Барсуковых уходил на фронт из того Ломовицка, которого ныне уже не существует: сейчас в Первомайском районе есть другой населённый пункт с таким же названием.

—  Я вырос в родной деревне, там же потом на ферме 18 лет ветврачом отработал. А когда в Ежах построили животноводческий комплекс, меня туда перевели, — говорит Николай Игнатьевич. — Мама после гибели отца замуж больше не вышла. Так и прожила одна все годы. Когда стала пенсионеркой, уехала в Тольятти к дочерям, там же и похоронена. Нас в живых осталось трое: я и две сестры.

Николай Игнатьевич очень мало знает о фронтовой истории отца. Он даже год рождения его не помнил. Считал, что отец в 1906 году родился, как и многие ушедшие с ним на фронт земляки. В Книге Памяти Томской области значится имя Барсукова-старшего, но и там, возможно, допущены ошибки и в датах рождения и гибели, и в отчестве. Там же есть имя его родного брата Карпа, тоже пропавшего без вести. Сейчас перед первомайскими поисковиками стоит сложная задача: восстановить достоверную информацию о солдате. Отряду «Земляки» предстоит ещё одна почётная миссия — произвести захоронение останков погибшего героя с воинскими почестями и по христианским обычаям, как хотят его родственники. Но произойдёт это только в 2021 году.

Елена СОНИНА

2138

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica