Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 01.12 74.89 -0.0892
EUR 01.12 84.82 0.3414
Архив номеров

С одной войны — на другую

2020-12-26

ВОССТАНАВЛИВАЮТ ИСТОРИЮ АРТУЧИЛИЩА

В год 75-летия Победы инициативная группа, в состав которой вошёл  депутат Законодательной Думы Томской области Лев Фёдорович Пичурин, стала собирать сведения о кадровых военных, проходивших обучение в Томском артучилище, отправившем на фронт порядка 4 тысяч выпускников. Чтобы разыскать данные о выпускниках ТАУ-1 из числа асиновцев, Лев Фёдорович, вышедший из его стен в первый послевоенный год, обратился за помощью к своему коллеге по Думе Олегу Громову. Оказалось, что Олегу Владимировичу посчастливилось знать судью Алексея Андреевича Лузина, закончившего войну в звании капитана артиллерии:

— Лузин был очень уважаемым человеком в районе. Помню, что, когда я был председателем бюджетно-финансового комитета и заместителем председателя районной Думы, мы принимали решение о выделении ему как инвалиду войны полагавшегося по закону автомобиля «Таврия». В тот период мы много общались, и Алексей Андреевич рассказал о своём боевом пути, который начался с Томского артучилища. В поисках более точных сведений я связался с руководством военкомата и Асиновского городского суда, где очень чтят память о Лузине и хранят в своём музее полную информацию о военном прошлом Алексея Андреевича, о его подвигах и наградах. Перечитав архивные документы, я ещё раз убедился в том, что Алексей Андреевич достоин народной памяти. По этому поводу Аристотель сказал очень мудрые слова: «Когда забывают войну, начинается новая. Память — главный враг войны».

 

ПОШЁЛ НА ФРОНТ ДОБРОВОЛЬЦЕМ

Алексей Андреевич Лузин родился 2 февраля 1922 года в деревне Головино Томского района Новосибирской волости в простой крестьянской семье. После окончания школы стал студентом Томского строительного техникума. В мае 1941 года, когда основная трёхлетняя программа была уже позади, Алексей Лузин вместе со своими однокурсниками уехал в Омск на преддипломную практику. Там и застала его война. 22  июня, когда по всем городам и сёлам «прокричали репродукторы беду», Алексей и ещё четверо его друзей из группы сразу поспешили в военкомат. Уже на следующий день, 23 июня, парни были направлены в Томское артиллерийское училище.

19 декабря того же 1941-го курс обучения в артучилище был закончен. Выпускников направили на пункт формирования 145-й курсантской бригады. Неожиданно для самого лейтенанта Лузина он был назначен командиром отдельной 4-й батареи. А было ему в то время всего 19 лет! Под началом новоиспечённого командира оказалось четыре 76-миллиметровых пушки и около ста человек личного состава. С марта 1942 года Лузин принимал участие в военных действиях. Очень подробно описан его боевой путь в одном из номеров «Причулымской правды» за 1979 год. Вот небольшой отрывок из статьи, где рассказывается о бое близ города Биржай Литовской ССР:

«759-й артиллерийский полк получил приказ перекрыть дороги, по которым должны были следовать отступающие от Клайпеды немецкие войска. Одну из этих дорог перекрыла батарея Лузина. В небе неожиданно появились 16 юнкерсов, которые принялись поливать огнём батарею Лузина. Едва юнкерсы отвязались, как на шоссе появилась немецкая пехота. Лузин приказал изготовиться к стрельбе прямой наводкой шрапнельными снарядами. И, подпустив немцев поближе, скомандовал: «Огонь!» Снаряды легли в самую гущу фашистов...

В это время на дороге показалось десять танков. Половина бойцов у орудий уже были перебиты. Лузин сам встал на панораму к одному из орудий вместо наводчика. Его примеру последовали командиры взводов... Вскоре все десять танков от прямого попадания гаубичного снаряда полыхали. Три из них были уничтожены лично командиром батареи Лузиным. Но радоваться было некогда, создалась угроза окружения: снаряды были на исходе, больше 70% личного состава вышло из строя, остальные еле на ногах держались от усталости. Лузин приказал цеплять орудия за грузовики ЗИС-5, и под огнём автоматчиков противника артиллеристы вырвались из сжимающегося кольца, увозя раненых и уцелевшее имущество».

 

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ — ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ

Дважды за все годы войны Алексей Андреевич получал лёгкие ранения и, оправившись, снова вставал в строй. А вот третье оказалось самым тяжёлым. Случилось это в апреле 1945 года близ Кёнигсберга, когда капитан Лузин был ранен в правую ногу осколком крупнокалиберного снаряда. На восстановление здоровья ушёл почти год, но ногу сохранить не удалось: её ампутировали выше колена. В феврале 1946 года он был выписан из госпиталя и, получив инвалидность второй группы, комиссован из армии. 

Родина высоко оценила ратные подвиги Алексея Андреевича. Он награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны первой и второй степеней, медалями «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.».

Долгое скитание по военным госпиталям подарило фронтовику встречу с его будущей супругой. Клавдия Степановна, уроженка города Кирова, тоже прошла испытание войной. Она была зенитчицей, а затем санитаркой в московском госпитале, куда Лузина отправили на долечивание. Его верная спутница жизни всюду следовала за своим мужем, которого по роду выбранной в мирное время профессии побросало по нашему региону.

 

О ЧЕЛОВЕКЕ И ПРОФЕССИОНАЛЕ

Выписавшись из госпиталя в 1946 году, Алексей Лузин сразу же поступил в Новосибирскую юридическую школу, после окончания которой его избрали народным судьёй Бакчарского района, а через два года — нарсудьёй Томского района. Затем был период работы в Парабельской нотариальной конторе. В это время в семье Лузиных произошло два важных события: в 1955 году Алексей Андреевич окончил Всесоюзный юридический заочный институт в Москве, а в 1957-м появилась на свет первая дочь Татьяна. Супругам на тот момент было уже по 35 лет.

В 1958 году в послужном списке Лузина появилась новая должность — заведующий Колпашевской юридической консультацией. В конце 1965 года последовал очередной переезд, на этот раз — в Асиновский район. 19 декабря его избрали судьёй и назначили председателем.

— Я тогда училась во втором классе, а сестра Лариса была младше на 6 лет, — рассказывает дочь Татьяна. — Нашим воспитанием в основном занималась мама, отец полностью отдавался работе. Единственное, что он признавал как отдых, — это шахматы. Часто играл с соседом, с коллегами или знакомыми юристами, которые нередко бывали у нас в гостях. Нас, дочерей, он, безусловно, любил, но был жёстким, требовал неукоснительного выполнения любой просьбы.

Во время подготовки материала я разыскала бывших коллег Алексея Андреевича, которые знали, каким был судья Лузин. Валентина Леонидовна Шатерина проработала под началом Лузина три года.

— Я пришла в суд в 1975 году. Это было старое деревянное строение на улице Партизанской. Уже через год суд переехал в новое здание на улице Советской. Помню, как Алексей Андреевич радел за его  строительство, —  делится Валентина Леонидовна. — Меня приняли курьером, затем назначили судебным исполнителем, а потом старшим судебным исполнителем, и я уже контактировала непосредственно с Лузиным. Он был грамотным судьёй и мудрым наставником. Я была добросовестная, и он как человек военный это ценил, поэтому  доверял поручения любой сложности. В нём удивительно сочетались строгость и душевность. Помню, как взял меня под свою опеку, когда узнал, что я одна воспитываю двоих детей, давал возможность дополнительно заработать. Всегда вспоминаю этого человека с благодарностью.

— Я знал многих людей, прежде работавших в судебной системе, и слышал от них только положительные отзывы об Алексее Андреевиче Лузине, — соглашается с Валентиной Леонидовной Олег Громов. — Привыкший командовать на войне, он оставался требовательным к окружающим и в мирной жизни.

Надежда Васильевна Логинова проработала в судебной системе района 10 лет, половину из них — под руководством Лузина.

— Сначала была судебным исполнителем, затем секретарём суда, — говорит она. — Заседать с Лузиным доводилось много раз. Он рассматривал дела разной правовой сложности. Всегда следовал букве закона, был безжалостен к преступникам, особенно к обвиняемым в преступлениях против половой неприкосновенности. Все знали, что он непоколебим и строг в вынесении решений. Для него в этом плане не существовало ни чинов, ни званий. При этом он тонко чувствовал людей и мог у подсудимого во время заседания выведать такие факты, до которых не смогли докопаться следователи. Иногда Алексей Андреевич мог позволить себе отпустить во время заседания колкую и язвительную шутку так, что коллеги еле сдерживали смех, а подсудимый был обескуражен.

Татьяна Петровна Трушина и сейчас остаётся практикующим юристом, а в те годы, когда Алексей Андреевич председательствовал, она была следователем прокуратуры и осуществляла надзор за судом, поэтому  контактировала с Лузиным практически ежедневно.

— Алексей Андреевич жил по принципу: «Друзьям — всё, врагам — закон». Он был очень практичным, умным и рассудительным судьёй. Я училась у него и жизненным мудростям, и профессиональным тонкостям, — говорит Татьяна Петровна. — Тогда не было разделения суда на гражданский и уголовный составы, поэтому Лизин рассматривал все дела, руководствуясь при вынесении решений не только законом, но и правосознанием. Доводилось участвовать вместе с ним в одних заседаниях. Что говорить, работа судьи очень сложная, ведь он решает человеческие судьбы. Алексей Андреевич, пройдя такой трудный жизненный путь и испытание войной, был всегда очень мудрым. Порой время заседаний, независимо от суровости наказания, пытался наставить подсудимых на путь истинный.

 

УВЕКОВЕЧИЛИ ПАМЯТЬ О СУДЬЕ ЛУЗИНЕ

Председателем суда А.А.Лузина назначали дважды: во второй раз — в 1975 году. Проработал он в суде до 1982 года.  Выйдя в отставку, продолжал работать юристом в горисполкоме, а затем — в исправительной колонии. За добросовестную службу Алексей Андреевич не раз поощрялся ведомственными наградами. А в 1982 году за долголетнюю и плодотворную работу в народных судах Томской области Лузин был занесён в Книгу Почёта отдела юстиции Томского облисполкома.

Алексей Андреевич рано овдовел: его супруга Клавдия Степановна умерла, когда её возраст перешагнул чуть за 50. Девочки тогда были ещё подростками. Последние пять лет жизни Лузин тяжело болел, но отклонял предложения дочерей переехать к ним. Жил один и принимал их помощь. Ветерана судебной системы не стало 2 июля 2006 года. А ровно через год после его смерти, день в день, на здании Асиновского городского суда в память о Лузине была открыта мемориальная доска.

Елена СОНИНА

182105

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica