Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 22.09 73.21 -0.1248
EUR 22.09 85.86 -0.0217
Архив номеров

Сделано в СССР — забыто в России

2015-04-11

Здесь у молодёжи будущего нет

Подъезжая по ухабистой дороге к Караколи, вспоминаю строчки из русской народной песни: «Деревня, деревня, четыре двора, четыре двора, из ворот ворота». Жилых дворов, правда, здесь двадцать четыре, но с каждым годом их количество только уменьшается. Люди просто-напросто бросают свои дома, ведь покупателей на них всё равно не сыщется. Единственное место работы – крохотная частная пилорама на три рабочих места, которые давно заняты.

А ведь до перестройки Караколь славилась крупной молочно-товарной фермой. Корм для скота каракольцы заготавливали собственноручно. Рядом с деревней находились засеянные льном, зерновыми культурами и кукурузой поля... Сейчас на всю Караколь — три коровы. Поля заросли бурьяном, от фермы остались голые кирпичные стены да сгнившая крыша.

—  Скотину держать невыгодно, — говорит одна из представителей малочисленной караколевской молодёжи Марина Посягина. — Корм слишком дорогой. Куда проще купить готовую продукцию в магазине.

Марина — мать половины детского населения Караколи. Я не оговорился. В деревне всего четверо детей: двое дошколят Посягиных и двое школьников. Муж Марины работает на лесопилке. Молодая семья не питает излишних иллюзий насчёт местных перспектив и вслед за уехавшей молодёжью планирует покинуть деревню.

–  Мы хотим, чтобы у наших детей было будущее, – объясняет Марина, – чтобы они могли посещать спортивную либо музыкальную школу, общаться со сверстниками и развиваться всесторонне, а когда вырастут, найти нормальную работу. В Караколи, к сожалению, это невозможно.

В отличие от молодёжи, местные пенсионеры не стремятся покинуть обжитые места. Бывшие совхозные доярки, телятницы и полеводы разводят некоторую живность, в огородах выращивают овощи, собирают дикоросы. Это вместе с пенсией помогает им не только прокормить себя, но даже помочь детям и внукам. Антонина Константиновна Павлец переехала в Асино, но с деревней не расстаётся. Зимой живёт в городе, а в остальное время – здесь. Выращивает кур и поросят, содержит в образцовом порядке огород. «Я провела в деревне значительную часть своей жизни, – делится со мной. –  Бросить свой дом было бы равносильно предательству».

Как и в любой другой малой деревне, в Караколи достаточно таких, кто прикладывается к бутылке. Перебиваются эти люди случайными заработками. Познакомился с одним из них. Юрию немного за 50, но выглядит он значительно старше. Говорит, что испытывает серьёзные проблемы со здоровьем и хотел бы оформить инвалидность, но денег нет даже на проезд до больницы. Хотя на спиртное, судя по всему, находятся.

 

Единственный транспорт — школьный автобус

Вся жизнь Караколи крутится вокруг магазина Ново-Кусковского сельпо. Здесь выдают пенсии и время от времени проводят культурные мероприятия и сходы населения. Недавно по деревне пронёсся слух: мол, магазин закроют, потому как он нерентабельный. Обеспокоенные жители обратились к председателю РПС Олегу Громову, который заверил, что торговая точка останется, хотя и приносит убыток предприятию.

Ещё одно благо цивилизации, фельдшерско-акушерский пункт, появился в деревне около года назад. «Такого даже в Михайловке нет», — хвалятся каракольцы. До этого им приходилось обращаться за первичной медицинской помощью в Новониколаевку либо в Асино, а сейчас с 9 до 12 в ФАПе ведёт приём фельдшер Елена Анатольевна Ипатова.

Одна из самых острых проблем и для каракольцев, и для михайловцев — отсутствие транспортного сообщения. Выручает приезжающий по утрам школьный автобус, который отвозит ребятишек на занятия в Новониколаевскую школу и забирает попутчиков.  Во время каникул – сложнее. От Караколи до трассы — семь километра, от Михайловки — три. Не всякому по силам пешком преодолеть такое расстояние, а потом ещё поймать попутный транспорт.

 

Были оптимистами, стали пессимистами

На фоне Караколи Михайловка кажется более обласканным судьбою местом. Во-первых, в деревне есть большая пилорама, где задействованы практически все местные мужчины. Во-вторых, в деревенском клубе хоть и редко, но всё же проходят развлекательные мероприятия. В-третьих, более развиты, чем в Караколи, личные подворья.

Молодая мать двоих детей Марина Анисимова уверена, что содержать корову трудно, но без неё – ещё труднее. Кроме бурёнки, семья разводит кроликов и кур. На пропитание Анисимовым хватает.

– Я люблю Михайловку и уезжать отсюда не хочу, несмотря на то, что жизнь сахарной назвать нельзя, – говорит Марина. – Например, испытываем большие трудности с водоснабжением. Колодец возле нашего дома разрушился, а до ближайшей колонки идти километр. А у нас ведь скот, летом — огород. Воды много надо.

Мария Павловна Киркеснер живёт в Михайловке вот уже 57 лет.  Здесь женщину помнят знаменитой дояркой. Её показатели были одними из самых высоких в районе в те времена, когда в деревне действовали две фермы, насчитывалось 105 жилых дворов и более 200 жителей. Однако с крахом совхоза «Коммунист» фермы опустели, работы не стало. Дети Марии Павловны разъехались, с ней остался только сын-инвалид. «Лишь воспоминания о прошлом греют душу», – с печалью в голосе подытожила свою историю бывшая ударница.

Разговаривая с ещё одной местной жительницей, я рассчитывал услышать более оптимистичный комментарий, зная, что её семья успешно занималась пчеловодством и сбором дикоросов. Однако ошибся: оснований для оптимизма у неё теперь нет.

– В условиях большой конкуренции пчеловодство уже не приносит прибыли, – объясняет собеседница. – С дикоросами тоже беда. Пятый год неурожай шишек, а ягод и грибов становится всё меньше из-за интенсивной вырубки леса. Ну вот как тут не стать пессимистом?

 

Пообщались с депутатом

В прошедшую пятницу Михайловку и Караколь посетил депутат облдумы Олег Громов, которого сопровождал в поездке ансамбль райпотребсоюза «Сибирячка». Для неизбалованных вниманием селян небольшой концерт, дегустация товаров предприятия и, конечно, само общение с депутатом стали настоящим праздником. Люди поблагодарили гостя за то, что тот не ликвидирует убыточные магазины, а также рассказали о своих чаяниях и проблемах. Им бы хотелось, чтобы на трассе возле их деревень появились автобусные остановки. Михайловцы попросили хотя бы один раз в месяц привозить в деревню мобильный аптечный пункт, каракольцы вели речь о создании новых рабочих мест.

Олег Владимирович выслушал каждого, однако перспективами особо не обнадёживал. Он пояснил, что в принятой «Стратегии развития Томской области до 2020 года» нашлось место Томску и районным центрам, крупным сёлам, однако о малых деревнях в документе нет ни слова.

– Я постоянно поднимаю «деревенский вопрос» на заседаниях облдумы, но, увы, пока не нахожу должной поддержки среди коллег, – говорит Олег Громов. – А ведь в Томской области из 544 сёл и деревень более половины – малые и средние. Что с ними будет? Когда приезжаю в такие брошенные на произвол судьбы деревни, как Михайловка и Караколь, сердце разрывается от боли. Вместе с тем не перестаю удивляться терпению и неприхотливости жителей. Прекрасно понимая, что денег на развитие их деревень в бюджете нет и, скорее всего, не будет, они любят свою малую родину и терять её не хотят...

 

 

 

 

2839

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom
Yandex.Metrica